http://combatunion.ru/
Специальная акция:
Для Страйкбольных команд
Форма MARPAT по цене 1870 р.

www.survivalcorps.ru
Z Tactical в наличии!
Bowman, TASC, кнопки к ним - в наличии. Патчи, сувенирка - заходите в офис на метро 1905 года!
http://airsoft-gun.ru
Strike UP - Страйкбол
Новости, обзоры страйкбольного оружия и снаряжения.
http://www.strikeup.ru
ArmyTex
Интернет-магазин тактического снаряжения. Вышивка шевронов
http://www.armytex.ru
Разместить рекламу
Пред. тема :: След. тема  
Автор Сообщение
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 01.07.2008 16:44

(В связи с тем, что о Родезийской САС и Скаутах Селуса написано много и всё авторства С.Карамаева ака tiomkin - все нижеуказанные тексты - его авторства)

http://www.agentura.ru/dossier/zimbabwe/rodeziaspeznas/

Скауты Селуса
Евгений Гройсман, Сергей Карамаев, под редакцией Сергея Козлова

Изображение
Кортни Селус

Изображение
Знамя подразделения, девиз и символ подразделения.

Война против партизан требует нетрадиционного подхода. Вряд ли кто-то будет спорить с этим утверждением. Там, где этот подход смогли воплотить в жизнь, удалось, если не победить, то существенно снизить активность партизан. Эту задачу смогли решить очень немногие государства. ЮАР и Родезия среди них. Их вооруженные силы смогли не только успешно пресекать вылазки боевиков на своей земле, но и перенесли боевые действия на их территорию. Сделано это было с помощью спецназа. И хотя это подразделение уже давно не существует, как не существует и государство, в армии которого оно действовало, опыт его применения настолько интересен и до сих пор актуален в контрпартизанской войне, что мы решили о нем рассказать.

Политическая ситуация
С середины ХХ века Африка запылала. Не сумев распорядиться полученной независимостью, а вместе с ней и богатствами, которыми полна африканская земля, многие страны надолго погрязли в локальных войнах. Некоторые страны сумели избежать междоусобной войны, но взамен получили другую болезнь - террор. Одной из таких стран стала Южная Родезия. До начала 50-х гг. это была английская колония, обладавшая правом самоуправления.

В 1953 появилась так называемая Федерация Северной Родезии, Южной Родезии и Ньясаленда. В 1963 Федерация распалась. А спустя два года, 11 ноября 1965, лидер партии "Национальный фронт", премьер-министр Ян Смит объявил независимость Южной Родезии в одностороннем порядке. Северная Родезия к тому времени стала Замбией, поэтому приставка Южная исчезла из названия автоматически. Однако независимость Родезии большинство стран так и не признало. Причина была проста - Смит отказался ввести в стране правительство "черного большинства" и, попросту говоря, ввергнуть ее в хаос. Слишком свежи были примеры бесчинств, которые творили черные бандиты, пришедшие к власти в новопровозглашенных государствах. Англия, категорически не принявшая такое решение Смита, продавила в ООН резолюции о бойкоте "взбунтовавшейся колонии". Ну а страны соцлагеря привычно заклеймили режим Смита, как расистский и ни о каком признании речь не шла. С первых же дней Родезия начала подвергаться атакам, как внутри страны, так и за ее пределами. Террористы из группировок ЗАНЛА, под руководством Роберта Мугабе, ЗИПРА, возглавляемая Джошуа Нкомо, а также и нескольких других, совершали нападения с территории сопредельных государств - Мозамбика, Ботсваны и Замбии - на фермы и приграничные деревни, вырезая все живое. Чем дальше, тем больше положение ухудшалось - атаки террористов становились все наглее и кровопролитнее. И хотя армия Родезии была хорошо подготовлена, пресечь подобные атаки с помощью обычных методов ведения войны она не могла. Тогда в руководстве страны возникла идея создать отряд для ведения "нетрадиционной войны", а, точнее, одного из ее способов - использования так называемых "псевдо-террористических" групп.

Особая война - особые методы

Изображение
Штандарт Скаутов. Фото здесь и далее - сайта Selous scouts

Подобный метод ведения войны был не нов, - англичане использовали его при войне САС с террористами из племени Мау-Мау в Кении и партизанами в Малайзии, а израильтяне для борьбы с террористами на Ближнем Востоке. Родезия также проводила операции с участием псевдо-терр групп. Занимались этим бойцы Родезийской САС, Специального Подразделения полиции Родезии (Special Branch) и управления Уголовного розыска. Совместные тренировки и выводы из некоторых проведенных операций привели к созданию специального курса следопытов. В ходе курса возникло Подразделение Боевых Следопытов - Tracking Combat Unit. Псевдо-террористы начали ликвидировать и захватывать настоящих террористов. Некоторые из них перевербовывались, принимались в ВС Родезии и активно воевали против своих бывших товарищей. Учитывая успех подобных операций, в Родезии решили создать полк, который бы отвечал за проведение подобного рода операций. Директиву подписал премьер-министр Ян Смит, контроль за исполнением был возложен на Центральную Разведывательную Организацию, а исполнение - на командующего Родезийской армией - генерала Питера Уоллса. Уоллс дал новому отряду название Selous Scouts - "Скауты Селуса", в честь Фредерика Кортни Селуса - великого исследователя, прожившего в Африке 43 года. Селус был настоящей легендой Африки. Прекрасный охотник и следопыт, отменный стрелок и знаток буша, Селус был другом Теодора Рузвельта и кайзера Вилгелма. Селус погиб в 1917 г., в сражении с войсками немецкого генерала фон Леттов-Форбека в Африке. С самого начала было решено, что полк станет совместным продуктом армии и Специального Подразделения - мускулов и мозгов.

Создание полка и символика

Изображение
Рон Рейд-Дэли

Командиром полка Уоллс попросил стать Рона Рейда-Дэли, бывшего ветерана британской САС, воевавшего еще в Малайе. Уоллс знал Дэли по службе в Родезийской легкой пехоте, где Уоллс был его командиром. Хотя Дэли, отслуживший 20 лет, к тому времени вышел в отставку, он откликнулся на предложение друга и возглавил полк. Большинство методов и операций Скаутов были засекречены настолько, что иногда о них не знал даже Ян Смит. Подчинялись они непосредственно Рейду-Дэли и Уоллсу. Как и в случае с большинством элитных подразделений спецназа в мире, создание Скаутов натолкнулось на непонимание со стороны многих армейских генералов. Но благодаря поддержке Смита и Уоллса проблемы были решены. Что касается формы одежды, то головным убором Скаутов был выбран коричневый берет, подобный тем, что носили другие спецназовцы: бельгийские паракоммандо и португальские фузилейрос. Отличительным поясом был выбран зеленый (коричневый и зеленый - цвета буша, где Скаутам, в основном, приходилось воевать). Форма одежды была камуфляжная. Родезия стала первой страной, где камуфляж ввели повсеместно: его носили не только элитные части, но и обычные подразделения. Эмблемой была выбрана скопа - орлан-рыболов, птица, встречавшаяся по всей Родезии.

Контингент
Скауты Селуса были смешанным подразделением - в него входили как белые добровольцы, так и чернокожие. Причем чернокожих было большинство (70-80%). Негры отбирались из полка Родезийских Африканских Стрелков (РАС), позже к ним добавились добровольцы из "Черноногих" - негритянского подразделения Родезийской полиции. В дальнейшем негров отбирали сразу после КМБ. Не прошедших отбор отправляли служить в РАС. Европейцы отбирались среди военнослужащих Родезийской Легкой Пехоты (РЛП), САС и других частей. Позже к ним присоединились добровольцы из-за рубежа, которые, пройдя отбор, зачислялись в отряд на тех же основаниях, что и местные бойцы. Именно наличие иностранцев в рядах вооруженных сил Родезии дало повод СССР, США и Англии обвинить Родезию в использовании наемников.

В последующем пополняли ряды "Скаутов" и бывшие террористы, захваченные в плен, и перевербованные. Очень немногие подразделения рискуют привлекать бывших боевиков. Ведь они могут и не изменить своего мировоззрения. Такие факты имели место,что приводило к печальным последствиям. Так, например, в апреле 1975 года перевербованный террорист предал группу отряда, в результате чего семь бойцов погибли. К счастью, этобыл единственный случай.

В ходе формирования и подготовки Дэли столкнулся с еще одной проблемой. Будучи сам бывшим САСовцем, он прекрасно понимал, что необходимо для подготовки бойца спецназа. Но в случае со Скаутами в дело вступал еще один фактор - от Скаута требовалось умение работать в команде, состоящей из европейцев, африканцев и бывших террористов. Требовались бойцы-универсалы, способные работать как в команде, так и поодиночке и обладающие необходимыми качествами.

Изображение
В лагере

Изображение
на учебных стрельбах (на переднем плане курсант стреляет из РПД)

Набор производился посредством извещения армейских и полицейских подразделений Родезии. Из-за засекреченности Скаутов кандидатам не сообщалось никаких подробностей, лишь предлагалось послужить в диверсионном подразделении, выполнявшем задачи особого рода. Поначалу количество добровольцев было небольшим. Объяснялось это тем, что Скаутов не интересовала "прошлая жизнь" кандидата, его должность, заслуги. Всё приходилось начинать с нуля. Вот как сказал об этом Дэли: "Мы лишаем человека всех прав, когда он попадает к нам. Мы лишаем его прошлого. Мы создаем его заново. Возможно, это негуманно, но это лучший способ вырастить первоклассного солдата". В середине 70-х правительство немного приоткрыло завесу секретности над полком и количество добровольцев увеличилось, а вместе с ним и конкуренция. Если доброволец изъявлял желание вступить в ряды, он должен был прибыть в лагерь Инкомо (в 1977 г лагерь был переименован в лагерь Андре Рабие, в честь сержанта-следопыта, служившего в TCU и погибшего в сентябре 1973 года), расположенный в 40 км от Солсбери, неподалеку от Дарвендейла, где располагался полк Скаутов. Собственно, там и начиналась подготовка. Общая численность полка Скаутов колебалась от 800 до 1000 бойцов. Основная их база была в Инкомо, там же располагался и аэродром, способный принять самолеты "Дакота". Сам тренировочный лагерь "Вафа-Вафа" разместили недалеко от озера Кариба. Название произошло от слов на языке шона "вафа васара" - "кто умер - тот умер, кто остался - тот остался".

Отбор

Изображение
Во время тренировочного марша

Изображение
Свежевание бабуина

Изображение
Упражнения с оружием


Отборочный курс длился около 18 дней. В настоящее время в мире очень мало спецподразделений, где бы был такой жесткий курс отбора. Весь этот период кандидаты, в прямом смысле, ощущали на себе значение названия лагеря. В лагере не было никаких намеков на жильё или малейшие удобства. Спали, ели прямо на земле.

Выдавался, конечно, паёк - примерно одна шестая часть от армейского, но в основном пропитание кандидаты добывали сами.

Оно было особо "изысканным" - змеи, лягушки, ящерицы. Все это проходило на фоне огромных физических и психологических нагрузок. Уже в ходе отбора кандидаты приобретали навыки, способные помочь им приспособиться к условиям, в которых придется воевать. Им объясняли, как добывать воду в засушливой саванне, как правильно охотиться на крупных зверей, как разделать и приготовить убитыхживотных, различать ядовитые растения, уметь пользоваться растениями для оказания медицинской помощи. Среди множества тестов, например, был и такой: кандидата оставляли в буше, дав ему винтовку, 20 патронов, спичку и сырое яйцо. Оружие давалось на случай нападения хищников. На следующее утро кандидат должен был представить яйцо, сваренное вкрутую. Как он этого добьется, никого не интересовало.

Обучая охоте, кандидатам запрещали пользоваться огнестрельным оружием, так как выстрелы могли привлечь врага или спугнуть животных. Их обучали ловить животных, включая хищников, с помощью различных ловушек и уловок. Костры разрешалось разжигать только сухие (без дыма), в специально вырытых ямах. Физические нагрузки включали и преодоление различных естественных препятствий, и 100-км переход по пересеченной местности, с тридцати килограмовыми рюкзаками. При этом последние 12 км требовалось преодолеть за два часа. Весь курс был построен таким образом, чтоб те немногие, успешно завершившие его, уже имели необходимые знания и навыки. Лучше всего о процедуре отбора высказался сам Рон Дэли: "Думаю, сегодня в большинстве армий мира мне бы просто не дали провести подобный отбор. Им бы пришла в голову мысль, что я хочу убить людей, которые хотят присоединиться к нам. Можно согласиться с этим. Условия, в которых кандидаты находятся при отборе и подготовке очень напоминают условия в лагере для военнопленных. Мы даем им запредельные физические и психологические нагрузки и это позволяет оставить сильнейших. Почти любого человека можно обучить преодолевать физические нагрузки, но преодолеть самого себя может не каждый".

Слова командира подтверждает статистика. Из начинавших отбор в Скауты попадало не более 10%.

Основной курс

Изображение
Во время подготовки. Чернокожий инструктор отчитывает белых курсантов.

Сразу после отбора, который для прошедших являлся и первым этапом подготовки, начинался основной курс. В ходе него изучалось искусство следопытов и навыки ведения боевых действий в условиях буша. Надо заметить, что многие Скауты в прошлом являлись жителями сельской местности, владели фермами и были охотниками-следопытами. Это помогало при обучении. В дальнейшем Скауты не раз продемонстрировали, что в мире немного отрядов спецназа, способных сравниться с ними в умении воевать в буше или горно-лесистой местности. Далее следовала так называемая "темная фаза" - тренировки по ведению "псевдо-террористических" операций. "Псевдо-террористические" группы, наряду с разведчиками,были основными боевыми подразделениями Скаутов. Скауты должны были уметь действовать как террористы. Они отправлялись в специальный лагерь, где их обучали всему, что необходимо для проведения "псевдоопераций". Помимо боевой подготовки, они должны были перенять привычки террористов, включая некоторые особенности их национального менталитета, такие, например, как ритуальные убийства животных. Возможно, кому-то это покажется смешным, но на войне мелочей нет. Если бойцам приходилось выдавать себя за террористов, они должны были уметь и знать все, что делают настоящие террористы. Естественно, большинство бойцов псевдогрупп были неграми. На заключительном этапе отрабатывалась легко-водолазная подготовка ипарашютно-десантная, включавшая затяжные прыжки и десантирование с малых и сверхмалых высот. Общее время подготовки бойца, без учета предыдущего опыта, занимало более 8 месяцев. Это были месяцы непрерывных интенсивныхзанятий, где бойцы отрабатывали и закрепляли полученные знания. Излишне упоминать, что параллельно с учебой Скауты участвовали в боевых действиях - обстановка в стране диктовала свои условия и время было самым драгоценным ресурсом. Вооружение у Скаутов было аналогичным тому, которым воевали терр-группы, спонсируемые странами Восточной Европы, Китая и КНДР - АК-47, РПД, РПК, РПГ-7, СКС, ПМ, ТТ и некоторые образцы западного вооружения. Все это было необходимо для проведения операции под видом псевдо-террористов. По окончании курса подготовки новички официально становились Скаутами.

Тактика
Скауты были рассредоточены вдоль границ с Замбией, Мозамбиком, Ботсваной - странами, откуда происходило большинство вторжений террористов. Тактика их действий была разнообразна. От наблюдения за базами и опорными пунктами врага и ведения глубинной разведки, до проведения рейдов и налетов на базы боевиков. Скауты действовали поодиночке или небольшими группами. Но для проведения операций, требующих больших сил могли действовать и более крупными отрядами. Для наблюдения за выявленным расположением террористов Скауты организовывали НП силами от одного до трех-четырех человек. После того, как данные были собраны и переданы, армия или более крупные подразделения Скаутов атаковали базу.

Изображение
На рейде

Изображение
Завтрак бабуином

Иногда Скауты использовались, как операторы для наводки авиации. Однако основной упор в ведении антипартизанской воины, все же, был сделан на операции псевдо-террорестических групп. Первый такой отряд был образован в полку уже в январе 1974 года. К марту были подготовлены еще два отряда, которые действовали, преимущественно, в Машоналэнде - районе, где обитали племена шона, и активно действовала группировка ЗАНЛА. Каждый отряд делился на группы от 10-12 до 25-30 человек. Для проведения подобного рода операций использовалось все, что помогало Скаутам незаметно пробраться в лагеря боевиков - от униформы и оружия до грузовиков. Несколько раз, действуя подобным образом, Скауты совершали налеты на базы боевиков, уничтожая их, несмотря на численное преимущество противника. Интересно, что в группы псевдотеррористов входили и белые бойцы. При правильной маскировке они вполне походили на чернокожих. Как правило, 1-2 белых офицера возглавляли группу из 20-30 чернокожих скаутов. Такие группы на долгие недели уходили в буш, выслеживая и уничтожая террористов. Использование подобных групп давало еще одно преимущество. Выдавая себя за террористов, Скауты могли долгое время находиться в тылу врага, не вызывая подозрения. Очень часто псевдо-террористы использовались для внедрения в ряды боевиков. Такие действия были особенно рискованными, но с этим ничего нельзя было поделать - риск был необходимым элементом работы. Обычно, внедрённый Скаут передавал разведданные через связников или других Скаутов, которые тайно находились поблизости. Затемгруппы псевдотеррористов наносили неожиданный удар. Если лагерь боевиков был укреплен и особо охранялся, внедренные Скауты проводили своих товарищей через посты под видом террористов. Внезапная атака позволяла уничтожить максимальное количество боевиков при минимальных потерях. Результатом такого нападения было уничтожение или пленение нескольких десятков боевиков. Захватывалось вооружение и военное имущество, а также документация, представлявшая интерес для родезийской разведки. Для проведения обычной армейских операций по их уничтожению потребовалось бы намного больше сил и средств. Да и фактор внезапности, при появлении вертолетов, терялся. Часто группы псевдотеррористов использовали данные, предоставленные агентурой ЦРО и Специального Подразделения. Группы незаметно проникали в деревни, где располагались базы террористов, и уничтожали их. Естественно, подобные операции требовали максимально организованности и тяжелых тренировок. Часто бойцы ложных террористических групп натыкались на настоящих партизан. В этой сложной ситуации "Скауты" должны были поставить себя таким образом, чтобы ни у кого из встреченных боевиков не возникло никаких подозрений. Так, для того, чтобы доказать свою принадлежность к террористам, "Скауты" имитировали нападения на владения белых фермеров или на армейские базы. Несколько раз чернокожие "Скауты" проникали в лагеря боевиков под видом конвоиров пленных белых. Нетрудно догадаться, что и конвоиры и конвоируемые были Скаутами. Попав в лагерь, они уничтожалии захватывали в плен боевиков. В пункте постоянной дислокации с ними работали. Иногда после перевербовки они сами становились "Скаутами".

Изображение
Снаряжение Скаутов Селуса.

"Скауты" взаимодействовали и с другими армейскими частями. Это и САС, и РЛП, и другие подразделения. Разведчики "Скаутов" долгое время следили за перемещениями боевиков, собирали данные об их количестве и вооружении. При этом важную роль играло их прекрасное умение ориентироваться и находиться в буше. Основываясь на разведданных, добытых "Скаутами", армейские подразделения проводили рейды и налеты на базы террористов. Методы противодействия партизанам не ограничивались ведением разведки и уничтожением боевиков. "Скауты" разработали методику противо-засадных действий. Так, например, при попадании в засаду, много солдат гибнет в результате неразберихи и паники, и потери управления. Еще в пункте постоянной дислокации "Скауты" добились того, что при попадании в засаду, каждый боец четко знал, где располагаться и куда вести огонь. Для этого во время занятий в местах возможного расположения противника устанавливались манекены. Была видна одна голова и небольшая часть туловища. При имитировании огня со стороны условного противника, бойцы моментально занимали круговую оборону и должны были выстрелами в голову манекена сбросить его. Если боец не попадал в голову, он считался убитым. Многочисленные тренировки помогали не только обучить бойцов грамотно отбить нападение, но и вырабатывали реакцию и точность при стрельбе. Чтобы избежать засады "Скауты" использовали и специальные методы преследования и выслеживания. Они никогда не шли за боевиками по пятам. Благодаря умению читать следы и ориентироваться на местности, разведчики умело обходили места возможных засад и выходили на преследуемого противникас флангов или с тыла. Подобная методика преследования применяется в настоящее время спецназом ГРУ в Чечне.

Операции
Помимо разведки и действий ложных повстанческих групп "Скауты" вели и активные действия. За период с 1973 по 1980 "Скауты" провели огромное количество операций. Многие из них достойны отдельного описания.

Изображение
Tracker Combat Unit - прообраз Скаутов Селуса - боевые следопыты

Как-то командир Скаутов Дэли сказал, что все успешные действия армии против партизан будут сведены на нет, если он будет ждать террористов на своей территории, как ягненок волка. Лучше всего не дожидаться прихода врага, а бить его на его же территории. "Скауты" одними из первых в мире (первыми были израильтяне еще в 1960-х) стали проводить операции на территории врага. Причем "Скауты" не только уничтожали боевиков, а старались захватить их. В этом у родезийцев было одно большое преимущество. Поскольку страна находилась в экономической и политической блокаде, она могла себе позволить не обращать внимания на "мировое общественное мнение". Генерал Уоллс высказался об этом с солдатской прямотой: "Если бы нас заботило, что скажет Запад, то нам бы давно свернули шею".

Одна из первых операций была проведена в Ботсване, во Францистауне, в марте 1974 года. Группа "Скаутов", четверо из которых были белыми и столько же черными, похитила и доставила в Родезию нескольких членов группировки ЗИПРА, отвечавших за координацию действий в Матабелелэнде (юго-запад Родезии). В результате допроса и дальнейших действий полиции и армии, деятельность ЗИПРА в этом секторе была надолго парализована. Причем в ЗИПРА долгое время не знали, кто именно похитил их офицеров - родезийцы или же конкурирующая группировка ЗАНЛА.

В сентябре 1974 года трое "Скаутов" вновь прибывают в Ботсвану для похищения высокопоставленного террориста ЗИПРА. Бойцы выследили его и похитили под покровом ночи. При этом, в спешке они оставили в гостинице поддельные документы и неоплаченные счета. Чтобы не вызывать подозрений у полиции Ботсваны утром один из бойцов вернулся, забрал документы и перебрался обратно в Родезию, миновав все блок-посты. В январе 1976 года диверсанты "Скаутов" разрушили перевалочную базу ЗАНЛА в Чикомбидзи. Это был первый рейд Скаутов на территорию Мозамбика. К тому времени власть в этой стране перешла от португальцев к партии ФРЕЛИМО, и новое правительство без особых колебаний разрешило боевикам Мугабе устраивать в Мозамбике свои базы.

Через три месяца, в апреле, двадцать "Скаутов" совершили рейд в Капонду (Мозамбик) и атаковали опорный пункт боевиков. Семь боевиков были убиты, полтора десятка ранены, при этом было уничтожено огромное количество вооружения и захвачена ценная документация ЗАНЛА.

В мае 1976 года "Скауты" провели одну из лучших операций. Двадцать "Скаутов", из которых половина была неграми, выдавая себя за боевиков ФРЕЛИМО, на четырех грузовиках пересекли границу с Мозамбиком и, проникнув вглубь территории более чем на сто километров, сумели уничтожить склад ЗАНЛА, где хранилось большое количество оружия, включая ракеты и минометы. В июне"Скауты" проводят новую операцию в Мозамбике под кодовым названием "Лонг Джон". В ходе ее 58 "Скаутов", на четырех грузовиках, как и в прошлый раз, закамуфлированых под машины ФРЕЛИМО, проникли в город Мапаи.

Изображение
Атака на террористов

Изображение
Переодетые "под терров" Скауты



Результат:

уничтожено 19 террористов и 13 автобусов, используемых боевиками для передвижения.
ранено 18 боевиков.
захвачен склад с оружием и один автобус.
Еще до атаки на базу, Скауты повредили телефонную линию и провели диверсию на рельсах.
Потери "Скаутов":

Погиб - 1
несколько получили ранения.
Что интересно, протесты правительства Мозамбика по поводу "коварного налета белых наемников расистского режима Яна Смита" в этот раз остались незамеченными - мир был в некотором шоке от операции израильского спецназа в Энтеббе (освобождение заложников в Уганде) и на жалобы Мозамбика пресса не обратила внимания.

В августе 1976 года "Скауты" проводят одну из самых знаменитых своих акций. 10 грузовиков и четыре броневика с бойцами "Скаутов", замаскированные под машины ФРЕЛИМО (в первых четырех машинах ехали переодетые боевиками "Скауты", остальные были в обычной форме) прибыли в лагерь боевиков ЗАНЛА в Ниядзонья/Пунгве. По дороге бойцы повредили телефонные линии, соединяющие базу боевиков с городом. В результате неожиданной и грамотно построенной атакиудалось:

Уничтожить - свыше 1000 боевиков
Было ранено - свыше 300 человек
Бежало с поля боя -более 1000 боевиков
Взяты в плен -14 высокопоставленных членов ЗАНЛА.
А на обратном пути, "Скауты" взорвали мост через Пунгве, чтобы отрезать возможную погоню. Одна из групп прикрытия сумела уничтожить еще 6 боевиков ЗАНЛА, оказавшихся отнюдь не рядовыми чинами.

Изображение
чтение следов

Изображение
Преследование противника

В мире тут же поднялась хорошо организованная медиа-кампания. Рейд Скаутов на базу боевиков был назван "бойней в Ниядзонья" и заклеймен, как "геноцид и безжалостное истребление лагеря мирных беженцев". Комиссия ООН по делам беженцев назвала это вопиющим актом насилия в отношении мирного населения. Просьба Родезии в ООН о создании комиссии, которая бы расследовала, что на самом деле представлял собой "мирный лагерь", естественно, была проигнорирована.

В октябре Скауты провели в Мозамбике операцию "Мардон", которая считается одной из лучших, когда-либо проведенных спецназом.

Вначале операции была проведена доразведка силами двух групп, в составе трех и двух бойцов, соответственно, которые уточнили место расположения объектов боевиков и наметили удобные пути подхода к ним. После выполнения разведывательных задач они должны были обеспечить встречу основных сил "Скаутов". По пути они минировали автомобильные и железные дороги, нарушали телефонные и телеграфные линии. Через две недели, 31 октября, в Мозамбик проникли основные силы, которые атаковали базы боевиков ФРЕЛИМО, сумев при этом ликвидировать одного из высших офицеров ФРЕЛИМО, пустили под откос поезд с боевиками, взорвали крупное водохранилище и несколько узловых ж/д станций. Было уничтожено несколько опорных пунктов террористов. Перед возвращением в Родезию, 2 ноября, "Скауты" уничтожили тыловую базу боевиков, причинив им огромный ущерб. Также они провели диверсии на трассах, соединяющих основные населенные пункты провинции.

Спустя две недели после учиненного разгрома, двое "Скаутов" были вновь десантированы в этот район и при помощи специальных подрывных зарядов вывели из строя восстановленные железнодорожные пути. Это было последней каплей - до конца 1979 эти 120 км ж/д оставались выведенными из строя, поскольку у правительства Мозамбика не было денег на восстановление. Родезийцы уничтожали коммуникации быстрее, чем мозамбикцы их восстанавливали.

В ноябре 1976 "Скауты Селуса" провели операцию в Ботсване, проникнув в штаб-квартиру ЗИПРА, они уничтожили запас ВВ, предназначенных для терактов и нападений на фермеров-родезийцев.

В мае-июне 1977 "Скауты" провели ряд диверсий в Мозамбикских городах, где располагались базы и перевалочные пункты террористов. В результате диверсий, было уничтожено несколько баз боевиков, разрушена железная дорога, которая являлась основным путем доставки оружия и боеприпасов боевикам.

Изображение
Скауты после одной из операций - примерно так и выглядели террористы... :wink:

В марте 1979 группа "Скаутов" пересекла границу с Ботсваной и организовала засаду на одного из главарей ЗИПРА - Эллиота Сибанду. Сибанда был ранен, захвачен и переправлен в Родезию.

Через несколько недель, отряд "Скаутов", переодевшийся в форму полицейских Ботсваны "арестовал" во Францистауне, несколько высокопоставленных членов ЗИПРА, отвечавших за ведение разведки боевиков в юго-западном секторе Родезии. Террористы были уверены, что находятся в руках полиции Ботсваны и потому не оказали никакого сопротивления. Каков же был их ужас, когда через некоторое время они вышли из грузовика прямо "в теплые объятия" полиции Родезии.

В декабре 1979 отряд "Скаутов" численностью сорок два человека десантировался в районе Мборома, в Замбии, где располагался лагерь ЗИПРА. В лагере удерживалось120 военнопленных. "Скауты" уничтожили восемнадцать охранников и захватили шестерых. Но по вине разведки из 120 заключенных удалось освободить только 32. Остальные в этот момент находились на полевых работах вне пределов лагеря. Что касается Скаутов, то свою работу они выполнили чисто. Вечером того же дня освобожденные пленники, захваченные боевики и документы были переправлены по воздуху в Родезию.

Этот, далеко не полный перечень операций, проведенных "Скаутами Селуса" за непродолжительную историю своего существования, наглядно демонстрирует уровень подготовки этого уникального подразделения.

Зимбабве вместо Родезии
В конце 70-х обстановка внутри Родезии начала меняться в худшую сторону. Страна испытывала мощнейшее экономическое и политическое давление с разных сторон. Её ресурсы были ограничены, в то время как боевиков почти открыто снабжали оружием и деньгами СССР и Китай. В 1978 г. было сформировано первое переходное правительство, во главе с черным епископом Музоревой. Страну переименовывали в Родезию-Зимбабве. А в 1980 к власти пришел Роберт Мугабе, - один из главных организаторов терактов против белого населения и название "Родезия" исчезло с политической карты мира.

С одной стороны, согласиться с существованием "Скаутов Селуса", которые не раз охотились за ним, Мугабе не мог. С другой, ему нужны были подготовленные бойцы, и просто выбросить из армии профессионалов тоже было нельзя. Одним из первых приказов нового правительства предписывал расформировать элитные части армии Родезии, запретить ношение формы одежды и знаков различия этих частей и перевести их военнослужащих в другие подразделения новой армии. В соответствии с ним полк был переименован в 1-й парашютный полк Зимбабве.

Вопреки опасениям, Роберт Мугабе не тронул белое население Родезии - он понимал, что белые остаются двигателем экономики страны. Вместо этого он обрушил всю мощь на террор в отношении племени матабелов. Сам Мугабе принадлежит к шона, которые с ними давно враждовали. Элитные армейские части превратились в обыкновенных карателей. Ведомые северокорейскими инструкторами, части спецназначения устроили геноцид на юго-западе страны, истребив около 50000 матабелов. Такое спецназу в "расистской Родезии" не могло присниться даже в кошмаре. Спецназ воюет с врагами, а не с мирным населением, поэтому ветераны полка отказались служить в новой армии. Очень много черных "Скаутов" вернулось в те деревни, где они жили до того, как стали солдатами. Они не могли резко порвать племенные и кровные узы. Осталось и несколько белых "Скаутов", но с течением времени уехали и они. В новой армии Зимбабве места им не нашлось, а так называемые "элитные части" вызывали у них горькую усмешку.

Новая семья
Не удивительно, что большинство бойцов отряда уехали в соседнюю ЮАР, где пополнили ряды знаменитых RECCEs. Интересно, что в ЮАР поехали не только белые "Скауты", но и чернокожие, что свидетельствует о дружеской атмосфере внутри полка и отсутствии расовой неприязни, о которой столько трубили борцы за права человека. Выбор страны был не случаен. На протяжении многих лет ЮАР была одной из немногих стран, не скрывавших свою поддержку Родезии, несмотря на то, что сама находилась под давлением СССР, США, Англии и ООН.

Вливание ветеранов "Скаутов Селуса" в подразделения RECCE благотворно сказалось на их уровне. Стоит заметить, что обмен опытом этих подразделений начался еще в 1976 году, когда несколько бойцов RECCE посетили Родезию, где обучались ведению войны в буше и применению ложных повстанческих отрядов. В дальнейшем именно 5-й отряд RECCE занимался применением ложных повстанческих групп в борьбе с партизанами.

В середине 1980 года около 120 "Скаутов Селуса" влились в недавно созданный 7-й отряд. В дальнейшем он вошел в 5-й РДО. В честь "Скаутов Селуса", эмблема 5-го РДО включает в себя "крылышки" Скаутов - их нагрудный знак.

Изображение
Знак 5 РДО ЮАР

Вот таким печальным был конец "Скаутов Селуса". Спецназа, который объединил белых и черных. Спецназа, который внёс в тактику борьбы с партизанами много нового, чему в мире не было аналогов. Спецназа, потерявшего за 7 лет ежедневных операции менее 40 бойцов. Спецназа, девизом которого были простые слова - "ПАМВЕ ЧЕТЕ!" - "ТОЛЬКО ВМЕСТЕ!"
-----------------------------------
Берет - коричневый, символ подразделения - атакующий орел-скопа.
Изображение
Изображение
Изображение
Пояс - зеленый
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 01.07.2008 16:45

Вербовка, отбор и подготовка Скаутов Селуса
Изображение
Скауты Селуса, как и большинство подразделений армии Родезии были частью интегрированной – в полку бок о бок служили как черные, так и белые солдаты, причем число последних варьировалось от 15 до 30%. (Чисто «белыми» частями в РДФ были только САС и Легкая пехота). Поскольку большинство солдат были черными, то в первую очередь возникал вопрос о их вербовке. Поскольку Скауты с момента создания и практически до конца войны были подразделением секретным, о котором мало кто знал, африканский персонал никогда не вербовали напрямую, посредством армейских рекрутеров. Для этого применялся иной способ.

Когда возникала нужда в новобранцах, в регион посылалось подразделение солдат-африканцев. По прибытии на место, переодетых в штатское солдат (местных уроженцев) посылали в родные места, в то время как их командир договаривался с региональным комиссаром (чиновником гражданской администрации, отвечающим за область), что потенциальные кандидаты будут прибывать для регистрации в его офис.

Солдаты-вербовщики никогда не признавались соседям и землякам, что они являются военнослужащими. Иногда, если это скрыть было совсем невозможно, они подтверждали, что они, дескать, служили, но более не служат. Обычно они работали под «легендами» сезонных рабочих, либо же безработных, возвратившихся побыть в родных краях.

Далее они в разговорах упоминали, что краем уха слышали, как какой-то армейский офицер из одного очень особого и очень секретного подразделения в один из дней приедет в офис к региональному комиссару. И вроде бы, по их словам, ходили слухи, что этот офицер будет искать для службы людей – но не всякого встречного-поперечного, а особых людей: сильных, выносливых, тех, кто умеет хорошо читать следы и чувствует себя в буше как дома. Далее шел разговор о том, что в этой особой части зарплата гораздо выше, чем в обычных частях. В конце концов вербовщик начинал хвастаться и заявлял, что сам попробует свои силы, и пойдет посмотреть, что там и как. И приглашал знакомых с собой.

Когда в назначенный день командир подразделения прибывал в офис комиссара, то обычно его там ожидало десять-двенадцать человек. Чтобы не вскрывать «легенды» своих подчиненных, офицер их интервьюировал точно так же как и настоящих кандидатов. Местное население и родные рекрутов были уверены, что солдат набирают в обычные армейские части – Скауты Селуса не упоминались ни разу.

После этого, отобранных новобранцев доставляли в казармы Инкомо, где они ожидали прибытия остальных партий из других районов страны. Им выдавалось стандартное камуфляжное х/б и они находились на положении обычных армейских новобранцев – пока им никак не объявляли, что они будут проходить отборочный курс Скаутов. Когда, наконец, набиралось достаточное количество человек, как правило, примерно 60, начинался курс молодого бойца. В принципе от обычного армейского курса он отличался несколько большей интенсивностью. Например, новобранец в полку Родезийских Африканских Стрелков (черная часть с белыми офицерами) отправлялся в боевое подразделение после четырех месяцев обучения. Но потенциальный кандидат в Скауты должен был пройти не менее 6 месяцев обучения. Что касается дисциплин, то это была обычная армейская подготовка – строевая, приемы с оружием, физподготовка, стрельбы и т.д. По прошествии полугода из кандидатов оставалось примерно человек 40 – остальные отсеивались и отбраковывались как неподходящий для армии материал.

Изображение
Когда эта полугодовая подготовка новобранцев-африканцев близилась к концу, то по всей структуре РДФ начинали рассылаться объявления, что стартует очередной набор в Скауты Селуса и добровольцы-европейцы, а также унтер-офицеры африканцы, приглашаются для прохождения.

В связи со спецификой Скауты постоянно нуждались в черных унтер-офицерах из Африканских стрелков – во-первых, за новичками необходим был присмотр, а во-вторых, кто-то должен был готовить потенциальные сержантские кадры.

Когда прием заявлений заканчивался, как правило, среди абитуриентов было около 15 капралов и лэнс-капралов из Африканских стрелков – редко среди них были сержанты. Что касается белых добровольцев, то они представляли едва ли не весь спектр РДФ, включая национальную полицию, части МВД, Охранный корпус, Родезийский стрелковый полк, САС и Легкая пехота. 90% из них, как правило, были военнослужащие «территориальных частей» (т.е. ополчения) и только 10% - военнослужащие регулярной армии. Объяснялось это тем, что отборочный курс Скаутов был чрезвычайно жестким, и мало кому из солдат регулярных частей по душе была мысль начинать все с нуля в новой части. Тем более, если это включает в себя курс молодого бойца.
Изображение
С точки зрения Рейда-Дэйли, военнослужащий частей специального назначения должен воплощать собой особый тип солдата. Среди необходимых качеств обязаны присутствовать ум, мужество, сила духа, верность, приверженность делу, чувство профессионализма, ответственность и самодисциплина. Возрастные пределы – от 24 до 32 лет.

Когда Рон Рейд-Дэйли задумывался о том, каким должен быть отборочный курс, он намеренно хотел его противопоставить аналогичному этапу в другом спецподразделении – САС. Притом, что Рейд-Дэйли сам вышел из рядов САС, он считал, что у САС и Скаутов разные задачи и разные методы их выполнения. В связи с этим, по его мнению, служащие САС и Скаутов должны принципиально отличаться. Иначе говоря, что подходит для САС – не подходит для Скаутов и наоборот. Правда впоследствии жизнь показала, что на самом деле это не так: многие солдаты, отслужив в САС, позже проходили отбор и становились Скаутами – а бывало, что Скауты переходили в САС.

Но большой любви между этими подразделениями не существовало. Каждая элитная часть в РДФ считала себя исключительной, пребывая в уверенности, что основную работу войны делают именно они. Профессионализму других воздавалось должное, к коллегам относились с уважением, поскольку часто приходилось работать бок о бок, но в глубине души каждый спецназ считал себя главнее. С точки зрения Скаутов, десантники Легкой пехоты были способны только на грубую мясницкую работу – прилететь и накрошить трупов. Диверсанты САС стояли рангом выше, но все равно отношение к ним было как к маньякам-одиночкам, к тому же Скауты считали, что САС, как оперативная часть, излишне заформализована. (Надо отметить, что легкие пехотинцы, в свою очередь, маньяками считали Скаутов: с точки зрения десантников, только повредившиеся в уме люди способны были жить в буше неделями, питаясь личинками и гнилым мясом, маскируясь под террористов. Что касается САС, то для среднего десантника куда интереснее было прыгать с «Алуэттов» - ногами они ходили редко – обрушиваясь на терров как снег на голову, вместо того, чтобы терпеливо планировать и осуществлять длительные засады или подрывать мосты. Ну а САС, как и Скауты, считали РЛИ великолепными штурмовиками, но более ни на что не годными. К Скаутам же САСовцы относились чуть-чуть свысока, полагая, что 80% операций САС Скауты повторить не в состоянии). В общем, перефразируя родезийского писателя Уилбура Смита, ««Скауты Селуса» были лучшим подразделением родезийской правительственной армии; правда, если бы вы произнесли это в присутствии, скажем, десантников Легкой пехоты, или Специальной Авиа Службы, или Родезийского полка, вам тут же на месте раскроили бы череп».

Рейд-Дэйли считал, что спецназовец, в котором нуждается САС – это одиночка, человек, не зараженный групповым духом. Даже отборочный курс САС являлся тому свидетельством – инструктора САС хотели видеть, как будет себя вести кандидат в условиях сильнейшего стресса: сможет ли он адекватно оценивать обстановку, принимать верные решения, и главное – выполнить задачу. И все это – полагаясь только на собственные силы. В этом, с точки зрения командира Скаутов, крылось слабое место курса САСовского отбора – порой курсант оставался без надзора инструкторов и товарищей на долгое время, вследствие чего у него возникал соблазн пойти по пути наименьшего сопротивления. Хотя отбор в САС был достаточно жестким, инструкторы-сасовцы порой закрывали глаза на нарушения дисциплины. Кандидаты в САС умудрялись иногда сокращать время пребывания на маршруте – во время пеших маршей – посредством голосования автомобилей, автобусов с африканцами, велосипедов и т.д. Конечно, если их ловили, то с курса немедленно отчисляли, но если им удавалось остаться непойманными – то все было шито-крыто.

Именно поэтому Рейд-Дэйли сделал ставку на коллективизм. Он считал, что большая часть солдат способна выполнять свои обязанности исключительно хорошо, когда они находятся среди товарищей – и подвести стыдно, и положительным духом заряжаешься. К тому же «групповой синдром», как считало командование Скаутов, позволяет солдату избегать чувства одиночества, которое легко превращается в желание сдаться, бросить все на полдороге. А в условиях опасности, такие чувства могут привести и к потерям. Так что люди, которые тяготели к одиночеству, для Скаутов являлись нежелательными кандидатами. К тому же будущий Скаут, в силу специфики задач, должен был практически постоянно пребывать среди людей – либо среди своих товарищей, либо среди террористов. И ему необходимо было уживаться с другими.

Но с другой стороны – солдат, который способен хорошо действовать ТОЛЬКО если он находится в коллективе – равно не подходил. Порой от Скаутов требовалось действовать малыми группами в два-три человека, а иногда и в одиночку – в ситуациях, предусматривавших особый риск. Так что умение обходиться одному приветствовалось, но в пределах.

Так что отборочный курс был построен с тем расчетом, чтобы выявить среди кандидатов подобных солдат – в которых бы удачно сочеталось умение работать в команде и одновременно в одиночку.

В день начала отборочного курса, все кандидаты строились на плацу в казармах Инкомо. Разделения ни по расам, ни по званиям не было: европейцы, африканцы, офицеры, унтер-офицеры и рядовые стояли в одном строю. К тому моменту начальная подготовка африканских солдат уже была закончена – это делалось с тем расчетом, чтобы они наряду с европейцами могли принять участие в отборе. На построение все обязаны были явиться с вещами – правда, про пайки или про питание абитуриентам намеренно ничего не говорилось. После переклички, к кандидатам обращался командир части, майор Рон Рейд-Дэли. Как правило приветствие было кратким. Майор подчеркивал, что Скаутам не нужны супермены. Нужны нормальные солдаты, которые просто способны выполнять свой долг, но лучше чем остальные. Он также особо подчеркивал, что любой доброволец вправе заявить о своем уходе с курса в любое время, и к нему не будет не то что претензий, а просто косых взглядов и смешков за спиной. То что у кого-то не получится стать Скаутом, вовсе не означает, что этот кто-то – плохой солдат, как раз наоборот. В иных частях, более подходящих для службы, из такого человека получится образцовый воин, чему, как отмечал Рейд-Дэли, есть масса примеров среди офицеров, сержантов и рядовых. В конце речи он благодарил кандидатов от имени полка за то, что они по своей воле решили принять участие в испытаниях, поскольку часть Скаутов комплектовалась исключительно добровольцами. Майор особо подчеркивал момент ухода с курса – все-таки ни один человек не любит считать себя неудачником, и для того, чтобы немного поднять дух кандидатам, он предлагал им не чувствовать себя ущербными по возвращении обратно в свою часть: «Если кто-нибудь будет вас высмеивать на предмет того, что, мол, не смогли, то этому пересмешнику можно ответить – у меня, по крайней мере хватило духу попробовать, а вот тебя я там что-то не видел».

Далее кандидатам выдавался суточный паек, как его называли «крысиный корм». Абитуриентов предупреждали, что питание на курсе будет нерегулярным и намекали, что паек не стоит уничтожать с ходу. После этого кандидатов распускали до вечера, но не сообщали им ни о дальнейших планах, ни о том, когда будет следующий прием пищи. Новобранцы рассеяно бродили по территории, занимаясь своими делами. При этом намеренно поддерживалась такая атмосфера «армейского бардака», когда толком никто ничего не знает и не может дать внятный ответ.

Ближе к вечеру, когда кандидаты полностью расслабились, внезапно звучала команда «Построиться!». После построения, абитуриентам приказывали немедленно грузиться на грузовики, стоящие у ворот лагеря. При себе кандидаты обязаны были иметь все вещи и снаряжение. Инструктора, ухмыляясь, советовали с собой брать и гражданскую одежду – дескать, тренировочный лагерь находится на озере Кариба, недалеко от курортных местечек, и у курсантов будет возможность иногда отлучиться поиграть в казино либо перехватить пару пива в пабах. Многие брали.
Изображение
С этой секунды, кандидатами командовала инструкторская группа, состоящая из 8 человек – одного офицера и семи сержантов, четверо из инструкторов были белыми, четверо – черными. На каждом новом отборочном курсе роль инструкторов исполняли новые Скауты – подразделения откомандировывали своих офицеров и сержантов по очереди. С момента погрузки в машины, все новобранцы, независимо от их звания, обязаны были подчиняться инструкторам. При этом офицеры регулярных и территориальных частей, а также сержанты регулярной армии сохраняли свои звания – к ним обращались по форме. Что касается сержантов и рядовых территориальных частей, то независимо от их званий, на время отбора к ним обращались «боец».

Этап отбора намеренно начинался с создания стрессовых ситуаций. Сначала курсантам предоставлялась возможность расслабиться, после чего их резко возвращали обратно в атмосферу «стой-там-иди-сюда». Тот факт, что капрал Скаутов рявкал, допустим, на лейтенанта-связиста, также не прибавлял последнему бодрости. Так что по пути в лагерь на тряских «Мерседесах» курсанты погружались в атмосферу задумчивости пополам с напряженностью. У многих начинали в голову закрадываться мысли, что предстоящие недели будут, скорее всего, сложными.

Отъезд грузовиков с кандидатами был точно выверен по времени. За несколько минут до наступления темноты (а в Африке она наступает практически мгновенно, как будто солнце просто выключили) грузовики останавливались у поворота на Чарару, в пяти км от аэропорта Кариба, и курсантам приказывали выгружаться. Все вещи сваливались в одну кучу, после чего офицер-инструктор обращался к кандидатам: «Лагерь подготовки Скаутов находится рядом, по дороге в Чарару, всего лишь в каких-то паре десятков километров. И это расстояние вы должны пробежать. Естественно, что все ваши вещи вы должны взять с собой. Да, да, все что вы набрали, чемоданы, сумки и т.д. Если кто-то из вас решит, что с вещами бежать тяжело, то можете их бросить – правда, в этом случае попрощайтесь с ними навсегда, поскольку подбирать их никто не будет. Мы с большим интересом будем ожидать вас в лагере – сегодня в ознаменование первого дня курса наш повар специально приготовил отборные стейки и уже поставил пиво на лед. Естественно, это угощение касается только инструкторов – но если кто изъявит желание бросить курс, то вполне может к нам присоединиться».

После этого офицер и несколько сержантов отбывали на грузовиках в лагерь. На месте оставались только курсанты, и два сержанта на одной из машин – на случай если придется подгонять отставших. И кандидаты начинали пробежку, длиной в 23 километра, неся все свои вещи на себе, стараясь не отстать и показать максимально лучший результат по прибытии в лагерь.

Сам лагерь был расположен в одном из живописнейших уголков долины Замбези, на берегу озера Кариба. Это место было одним из последних нетронутых цивилизацией – кусок дикой первозданной африканской природы. В непосредственной близости от лагеря бродили львы, буйволы и слоны. Как сказал один кандидат в Скауты, бывший Королевский морской пехотинец из Лондона, в изумлении наблюдая за слоном, который ломился сквозь заросли в 50 метрах от лагеря: «Это как в зоопарке…только без клеток». И это был, пожалуй, самый необычный лагерь подготовки специалистов во всей субэкваториальной Африке.

Лагерь носил имя Wafa Wafa Wasara Wasara. Это словосочетание в приблизительном переводе с языка шона значило «кто умер – тот умер, кто выжил – тот остался». По крайней мере, все Скауты с этим толкованием соглашались. Те 10-15% кандидатов, которые прошли курс и получили впоследствии заветный коричневый берет с эмблемой атакующей скопы (а также те, кто отсеялся в результате отбора), считали это место реальным воплощением чистилища.

Wafa Wafa на чишона значило «я умер, я умер!» - уже одно это название заставляло любого военнослужащего относиться к месту с подобным названием, по меньшей мере, с подозрением. Wasara Wasara, в свою очередь, не имело четкого перевода. Это скорее означало панические возгласы – когда, например, в центре крааля обнаруживалась стая разъяренных львов, то обитатели деревни вопили именно это. Поставленные вместе эти слова наводили на мысль о том, что кандидата в Скауты ожидает нечто совершенно ужасное – если уж лагерь носит такое название.

Когда наконец кандидаты прибывали в лагерь – некоторая часть отсеивалась еще на пробежке – то их глазам представала невероятная картина. В лагере не было ни казарм, ни палаток – только несколько примитивных basha, шалашей – и более ничего. Именно в них и предстояло жить курсантам. Рядом с шалашами была небольшая площадка утоптанной земли, с кучкой закопченных камней и углями – это была кухня. Правда, ни в этот вечер ни в несколько последующих, кандидатам не предлагали никакой еды. Курсанты были измотаны бегом – долина Замбези славилась на всю страну как место где жарко всегда – ощущали чувство голода и к тому же были свидетелями, как некоторые из их товарищей уже «сломались».

С этой минуты, как едко шутили инструктора, кандидаты навсегда прощались с жизнью – прошлой. Кандидатов намеренно выматывали, мелочными придирками доводили до крайних пределов, морили голодом и провоцировали на нервный срыв. Тот кто не мог это вынести или же не желал терпеть подобное волен был заявить об уходе с курса в любую секунду. Главным фактором – для инструкторов – было то, как человек себе ведет в любой ситуации. Все реакции кандидатов тщательно подмечались. Когда человек сильно устал и при этом голоден, то все наносное с него быстро слетает, и остается только то, что составляет его истинную сущность. С самого начала курсантов ставили именно в такие условия – начиная с неожиданной вечерней пробежки до лагеря – и инструктора намеренно продолжали увеличивать объем стресса, чтобы сломить в кандидатах дух сопротивления. Фактически эта была пытка голодом, физическими нагрузками и моральным давлением, рассчитанная таким образом, чтобы у человека не оставалось ни минуты перевести дух и задуматься.

Первые пять дней программа строилась по следующему расписанию. Кандидатов будили перед самым рассветом и до 7 часов утра они занимались физподготовкой – бегом или упражнениями. После чего следовала поверка и немедленно за ней – боевая подготовка: обращение с оружием и стрельба. Стреляли по всякому, патронов не жалея: с двух рук, из автоматического оружия, из пистолетов, неприцельная стрельба. Особое внимание уделялось методу, который у Скаутов назывался «беспорядочная» стрельба – метод принятый на вооружение практически всеми подразделениями РДФ, отлично себя зарекомендовавший в условиях засад противника.

Суть ее заключалась в том, что каждый солдат в патруле концентрировал свое внимание на секторе стрельбы перед ним, постоянно анализируя и просчитывая. Солдат обращал внимание на валуны, густые места в кустарнике, выступающие корни деревьев – и стрелял короткими очередями (по два патрона), в те вероятные места, где, по его мнению, могли бы прятаться террористы. Инструктора каждый раз выбирали новые места для «засад» размещая мишени в вероятных местах укрытия террористов. В результате за очень короткие сроки у курсантов развивалось некое шестое чувство – они подсознательно соображали, где сидят «террористы» и успевали всадить туда пару пуль, еще до того, как туда падал их взгляд. Каждый день завершался штурмовой подготовкой – преодолением естественных и искусственных препятствий, лазанием по канатам, причем с каждым днем высота только увеличивалась. С наступлением темноты тренировки продолжались – кандидатов обучали передвижению ночью, работе с компасом и картой, ночной стрельбе и базовым тактическим приемам.

Первые пять дней курсантам не давали никакой еды – никакой абсолютно. Инструктора напоминали им, что, вообще-то, еще в Инкомо курсантам был выдан суточный паек, но «крысиный корм», как правило съедался либо тогда же, либо в первый же день по прибытии, либо же бросался некоторыми во время первой пробежки до лагеря (в надежде, что в лагере будет еда). Питались курсанты тем что могли добыть в буше – съедобными ягодами, диким шпинатом, корнями, мелкими птицами или грызунами. Но и эту еду было добыть проблематично – необходимо было свободное время, а вот его-то у кандидатов и не было. На третий день один из инструкторов подстреливал бабуина. После чего тушу обезьяны вешали высоко на дерево перед шалашами кандидатов. Убитого бабуина не свежевали и не вспарывали ему брюхо – оставляли, как есть. Во влажном и невыносимо жарком воздухе туша очень скоро начинала гнить. Спустя пару дней, бабуина снимали, свежевали, выбрасывали внутренности, разрезали на куски и бросали в котел – вариться. Туда же летели и другие куски мяса из дичи, подстреленной инструкторами, и намеренно доведенной до такого состояния, что мясо из красного превращалось в зеленое. Естественно туда же в котел шли и черви, и личинки, отложенные в мясе мухами.
Изображение

Это была первая настоящая еда для кандидатов, с момента их прибытия в Вафа-Вафа. Ни один человек от нее не отказывался, хотя запах и вкус, по словам того же Рейда-Дэйли, «были такими, от чего стошнило бы и стервятника и гиену».

Когда в конце 1970-х годов журналистов допустили в лагерь подготовки Скаутов, то они были ошарашены. Один из них обвинил Рейда-Дэйли в том, что тот преднамеренно пытается убить потенциальных кандидатов. На что майор (к тому времени подполковник) ответил: «Ничего подобного, это делается ради их же блага. Скауты на задании, в глубине вражеской территории, например в Мозамбике, могут находиться неделями без доставляемых припасов (в отличие от САС). И выжить они могут только на том, что будет у них под рукой. Случалось, что Скауты в ходе операции натыкались на тушу антилопы, которую задрал лев, но еще не успели пожрать гиены. Если они будут знать только в теории, что они могут это съесть – то они никогда ее не съедят». После чего Скауты-медики объяснили журналистам, что вопреки распространенному мнению, гнилое мясо вполне съедобно, если его тщательно проварить – хотя если дать ему остыть и разогреть снова, это может убить человека. На первых стадиях гниения в нем все еще содержится протеин и оно вполне питательно – в экстремальных ситуациях такая еда спасет человеку жизнь. Цивилизация отшлифовала человека и притупила его чувства – если обычному человеку предложить подобное блюдо, то его стошнит от одного только вида. Но для голодных и измученных курсантов похлебка из гнилого мяса обезьяны была равноценна стейку из самой лучшей мраморной говядины в ресторане отеля «Мономотапа» - они не испытывали абсолютно никаких проблем с едой, а многие даже просили добавки.

Как правило именно в эти дни происходил самый большой отсев кандидатов – выбывало около сорока человек. Курсантов постоянно держали в неведении относительно расписания занятий – это делалось преднамеренно, если человек хотел бросить, ему не препятствовали. После первых пяти дней, кандидатам начинала выдаваться еда – в ограниченных количествах. Одновременно инструктора поощряли инициативы курсантов по добыче съедобного материала в буше. Правда убивать крупных животных категорически запрещалось.

После четырнадцати дней, прожитых кандидатами в условиях сильного стресса и постоянного чувства голода, следовал трехдневный «марш на изматывание». Дистанция обычно выбиралась инструкторами с учетом рельефа местности, но всегда была в пределах 90 – 100 километров. То есть за день курсанты должны были пройти около 30 километров, но эти 30 километров были отмечены на карте. В реальности дистанция была немного больше, потому что кандидаты должны были идти по холмам, преодолевать ручейки и реки, продираться сквозь густой кустарник и т.д. Перед маршем курсантов разбивали на небольшие группы, каждую из которых сопровождал инструктор, внимательно следивший за поведением каждого из кандидатов. Каждому кандидату выдавался 30-килограммовый рюкзак с булыжниками. Все камни были покрашены ярко-зеленой краской – чтобы у курсанта не возникло искушения заменить по пути часть камней. Также перед началом марша и сразу же по его окончании, рюкзаки тщательно взвешивались – опять же, с тем, чтобы проверить, не выбросил ли кандидат незаметно пару-другую булыжников. Рюкзаки специально набивались камнями – эффект был рассчитан на то, чтобы кандидат постоянно помнил, что он тащит бессмысленный и бесполезный груз, что снижало его боевой настрой. Кроме того, курсант естественно тащил на себе свое вооружение и снаряжение. Так что общий полезный – или скорее бесполезный вес – у каждого курсанта составлял от 35 до 40 килограммов.
Изображение
К этому необходимо добавить, что трасса марша была проложена в долине Замбези с ее постоянной запредельной жарой, способной довести неподготовленного человека до теплового удара за три минуты. Поэтическое название «долина» также не должно смущать – она была усеяна валунами, небольшими, но труднопроходимыми холмиками, оврагами, буераками и ямами. На марш курсантам выдавалось строго ограниченное количество воды. Если к этому добавить и то, что долина находилась в «поясе цеце», где укусы этих мух, а также москитов, мух-мопани и прочих насекомых способны довести человека до исступления, то неудивительно, что одолевшие марш впоследствии называли его highway to hell, дорогой в ад. На все три дня марша курсантам выдавалась 125-граммовая банка с мясом и 250-граммовый пакет кукурузной крупы.

Последние 20 километров – хотя курсанты были в неведении, что это последние 20 километров – марш превращался в марш-бросок: чередование бега и ускоренного шага. Перед этим этапом у кандидата отбирался его рюкзак, набитый камнями, но взамен вручался мешок с песком, чуть меньшего веса. Двадцать километров предлагалось покрыть за 2,5 часа – что было возможно при условии практически постоянного бега. Как правило, командир части, Рон Рейд-Дэйли, всегда старался присутствовать при этом моменте.

Когда курсанты доходили до финишной точки, из кустов неожиданно выступали инструктора и поздравляли их с успешной сдачей отборочного курса. Большинство кандидатов отказывалось верить словам Скаутов, считая, что этот очередной коварный трюк инструкторов, призванный сломить дух и заставить сдаться. Кандидаты, едва стоявшие на ногах, бранились и покрывали смеющихся инструкторов отборными ругательствами, пока наконец до них не доходило, что все экзамены действительно сданы. После чего многие плакали, а по словам Рейда-Дэйли, в такие моменты у него, неоднократно наблюдавшего подобное, тем не менее всегда щемило сердце от гордости за тех кто сдал.

После трех дней отдыха, потребного для восстановления ног – к тому моменту у всех курсантов ступни превращались в кошмар дерматолога – курсанты приступали к двухнедельному курсу выслеживания и выживания в буше. По его окончании, новоиспеченные Скауты из территориальных частей отправлялись домой, в ожидании вызова на задание. Те же, кто был в регулярных частях, направлялись в иной лагерь, для изучения собственно анти-террористических опреаций, т.н. «темная фаза». Лагерь копировал до мельчайших деталей типичный лагерь террористов в Мозамбике. Инструкторами там работали бывшие боевики ЗАНЛА и ЗИПРА, многие из которых перешли на сторону РДФ и прошли отбор в Скауты. В течение двух недель инструктора обучали новых Скаутов приемам псевдо-террористических операций, умению выдавать себя за настоящих террористов, обычаям, диалекту, песням, манерам и т.п. После этого Скауты проходили 3-недельную парашютную подготовку в Нью-Саруме и базе Гранд-Риф. Некоторые из Скаутов дополнительно проходили легководолазную подготовку и обучались прыжкам с больших высот. В среднем на подготовку квалифицированного Скаута уходило около полугода. По прошествии еще шести месяцев, наполненных постоянными тренировками и боевыми операциями, военнослужащий превращался в самую грозную боевую машину родезийских вооруженных сил, человека, способного выжить всегда и везде, разведчика, умеющего вести многодневное наблюдение, стрелка, поражающего любую цель, оперативника, которому под силу было любое задание – Скаута Селуса.
Изображение
Изображение

Подготовка Скаутов Селуса

Свидетельство австралийца Дерека Эндрюса, профессионального солдата. Вьетнам, Родезия (Скауты Грея и Скауты Селуса), ЮАР (44 вдбр).

Я отслужил в Скаутах Грея примерно девять месяцев, прежде чем решил попробовать перевестись в Скауты Селуса. Нас, добровольцев оказалось примерно 300 человек, как белых, так и черных, отобранных со всей армии. Из казарм Скаутов в Инкомо, мы добрались на грузовиках в тренировочный лагерь на озере Кариба. Лагерь назывался Wafa Wafa Wasara Wasara, что в переводе с языка шона означало «кто умер, тот умер». Буквально с первых часов нас начали серьезно гонять физподготовкой. Она начиналась еще до рассвета, и заканчивалась после наступления темноты. Вечером, как правило мы разучивали песни террористов и пели их вместе у костра. Неделю нас не кормили – вместо этого пичкали массой информации о том, как выжить в буше. К сожалению, в это время года даже в буше особой живности не было. Позже, например, можно было легко найти разные съедобные растения, но не в тот момент, когда мы проходили подготовку. Не повезло. Так что постоянный голод мы перешибали только физическим изнеможением.

В процесс тренировок были включены постоянные лекции – не только о выживании в буше, но и о выслеживании, чтении карт, плюс начала медицинской подготовки. Мы также изучали обычаи противника, его вооружение, способы передвижения и атак. Все стрельбы проводились только боевыми патронами. Перерывов между теоретическими занятиями и практическими не было – вместо них была сплошная физподготовка.

На шестой день, нас, голодных как чертей, погрузили в грузовик и отвезли примерно за 30 км от лагеря – на практические занятия по топографии. Когда мы выгружались, я заметил, что один из инструкторов как-то лукаво ухмыльнулся – дело в том, что мы высадились рядом с банановой фермой. Инструкторы дали нам задания и отбыли в лагерь. Бананы были запрещены категорически, но мы, в полном и абсолютном единении решили «положить» на приказ. Небольшая делегация, посланная нами к владельцу плантации, получила разрешение «взять немного бананов». Но бедняга не ожидал, что мы съедим весь груз, который он должен был отправить покупателю на следующей неделе. Учения мы закончили в темноте, и инструктора нас уже разыскивали. Естественно, они довольно быстро сообразили, где именно нас надо искать. Между нами, это было серьезнейшее нарушение дисциплины. Они пытались выявить зачинщиков, но мы стояли на своем, заявляя, что виновны все и идея пришла в голову всем одномоментно. Убедившись в бесполезности своих попыток, инструкторы заявили, что мы все до единого отчислены с курса. Для нас это был удар – мы прожили в этом изматывающем режиме неделю, немного приноровились, и в принципе считали дни до окончания курса. Мы паковали свои вещи, когда внезапно появился старший инструктор и сделал нам предложение. Либо мы отваливаем с курса, либо же мы принимаем наказание, которое инструкторы нам уготовили. Из 80 человек, которые участвовали в этой авантюре, примерно 50 согласились на наказание, как ни крути, это был шанс остаться – остальные посчитали, что с них довольно и заявили о своем уходе.

На следующее утро, как только температура поднялась до одуряющих сознание пределов, нам приказали заниматься бегом. Целый день. Естественно не налегке – нас разбили на команды и каждой вручили бревно мопани. Поначалу мы это восприняли с энтузиазмом, но через несколько часов, мы ни о чем не могли думать, кроме как о постоянной боли в мышцах. Во второй половине дня инструктора нам намекнули, что те, кто желают прекратить эту пытку и «соскочить» с курса могут вполне себе это сделать, претензий не будет, наоборот. Однако нашим ответом было решительное «нет» - мы действительно готовы были скорее упасть в изнеможении, нежели отказаться. К нашему всеобщему изумлению нам приказали бросить бревна и возвращаться обратно на курс. Чуть позже нам объявили, что вечером нас ожидает ужин. Все оставшееся время, мы думали исключительно о еде, с нетерпением ожидая когда наконец можно будет впиться зубами во что-то ощутимое. Вечером нас построили на поверку. Инструкторы вышли на плац и кинули к нашим ногам мертвого бабуина и мешок с кукурузной крупой. Нам только и оставалось, что освежевать тушу, порубить ее и отварить, с большим количеством карри. Скажу честно, что вкуснее еды, чем это полугнилое мясо я в жизни не ел!

Наконец 25-дневный курс обучения подошел к концу и оставшимся объявили, что они приняты в ряды Скаутов Селуса.

Боевая работа в буше была безусловно интересной, но чрезвычайно опасной. Передвигались мы в основном ночью, группами по пять человек – трое белых и двое черных солдат. Наши лица были замазаны черным камуфляжным кремом, одеты мы были кто в штатское, кто в советскую или восточногерманскую форму. Нашей задачей было выявление групп террористов. Одна большая группа из 30 черных Скаутов, замаскированная под боевиков сумела завоевать доверие жителей ближайшего крааля и выяснить местонахождение настоящих терров. Мы наблюдали за краалями, прячась в холмах, постоянно поддерживая контакт с другими группами. Когда убежища террористов были вскрыты, мы вызывали «штурмовиков» - легкую пехоту на вертолетах.

Работая в буше, мы с благодарностью вспоминали курсы по выживанию, поскольку припасов нам никто не доставлял. Наша диета состояла из ящериц, змей, кузнечиков, личинок, корней и дикого меда. Как-то раз один из наших разведчиков-африканцев принес под вечер соты с медом – мед был восхитителен и мы наелись им до отвала, тем более, что провизия в очередной раз подошла к концу. Утром я решил отведать его еще раз, но при свете солнца увидел, что в нем густо копошатся какие-то лиловые личинки. Хотя мы часто ели жареных личинок, на этот раз, от мысли о том, что придется поедать их живьем, меня чуть не стошнило. В другой раз мы наткнулись на гнездо цесарки и набрали яиц. Когда мы принесли их в лагерь, выяснилось, что никто не помнит, какие яйца тонут в воде – гнилые или хорошие. В процессе поедания мы обнаружили, что больше половины яиц содержало вполне сформировавшихся цыплят. Борьба отвращения с голодом завершилась победой последнего – мы убедили себя, что для китайцев это блюдо является деликатесом и продолжили трапезу.

----------------------------------------------------
Авторство текстов - С.Карамаев, ака tiomkin
исходники тут:
http://tiomkin.livejournal.com/649013.html
http://tiomkin.livejournal.com/648416.html
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 01.07.2008 16:45

Статья Криса Фермака о Скаутах Селуса, 1977 год

Данная статья была написана Крисом Фермаком, одним из опытнейших африканских журналистов, специалистом по вопросам терроризма на юге Африки. Совместно с Регом Шэем Фермак написал книгу «Тихая война», посвященную террористическим движениям в регионе и диверсиям в отношении ЮАР, ЮЗА и Родезии. Данная статья является едва ли не первым подробным документом о Скаутах Селуса – до ее публикации реальную информацию об этом подразделении знало крайне малое число человек. Фермак не только развеял слухи о сверхсекретной части в вооруженных силах Родезии, но также и опроверг ложь, которую террористические движения распространяли о военнослужащих-Скаутах.

= = = = = = = = =

СКАУТЫ СЕЛУСА
Крис Фермак

Опубликовано в журнале вооруженных сил Родезии Armed Forces, май 1977 года.

Статья о Скаутах Селуса, написанная Крисом Фермаком, представляет собой попытку прояснить ситуацию. Один из самых опытных и уважаемых журналистов в Африке, Крис Фермак прекрасно разбирается в сущности тех событий, что происходили на континенте последние пару десятилетий. Мы надеемся, что эта статья будет интересна всем, кто интересуется вопросами терроризма и борьбы с ним.

Элитная часть вооруженных сил Родезии, Скауты Селуса – это особым образом отобранная группа крепких бойцов, как белых, так и черных, вероятнее всего, лучших в мире специалистов по войне в буше. Террористы и их марксистские подпевалы, которые никогда не упускают возможности извратить правду в своих интересах, называют их бандой убийц-психопатов.

Всегда, когда на войне случается какая-нибудь жестокость, находятся люди, которые заинтересованы в том, чтобы опубликовать факты, те, которые стараются предотвратить публикацию, чтобы избежать огласки, и те, кто стремится манипулировать отобранными фактами, чтобы выставить виновную сторону в «правильном» свете. Недавние случаи зверств в Родезии, совершенных террористами из фракций Нкомо или Мугабе, постоянно приписываются Скаутам. Как Нкомо, так и Мугабе постоянно распространяют эту ложь – и в этом им помогают некоторые церковные иерархи, легковерные журналисты, преследующие исключительно финансовые интересы, а также иностранные дезертиры из рядов родезийских вооруженных сил, которых для начала вообще не стоило пускать в страну.

Суть этой намеренно распространяемой лжи, не имеющей ничего общего с реальным положением дел, очевидна всем, кто имеет представление о методах террористов и марксистской стратегии – вбить клин между населением и вооруженными силами и свести на нет жизненно важную борьбу за сердца и умы. А также попытаться расколоть вооруженные силы. Для этой цели и были избраны Скауты Селуса, наиболее боеспособная часть вооруженных сил, родезийский ответ террористической угрозе. Этих отборных солдат террористическая пропаганда ежедневно обвиняет в расправах над мирными жителями, называя их мясниками, убийцами детей и кровожадными маньяками.

Будучи военным корреспондентом, постоянно освещавшим недавние события в Африке, первое, что приходит мне на ум – аналогичная ситуация с обвинениями отборных частей португальской армии, коммандос. Именно на их долю пришлись наиболее тяжелые бои с террористами в Мозамбике и Анголе. Коммандос подвергались постоянным пропагандистским атакам со стороны ФРЕЛИМО – их называли бандой жестоких убийц, проводящих политику геноцида. Такая кампания ненависти и слухов, и общая идеологическая линия Лиссабона, где набирало силу Движение вооруженных сил, в итоге принесла свои плоды – коммандос стали открыто презирать тысячи португальских солдат, которые войну видели только на картинках.

Проводя свою пропаганду, коммунисты предпочитают прибегать к испытанным методам. Аналогичный пример – это Немецкий батальон в бывшем Французском Индокитае. Он состоял из солдат, которые ушли от наказания за военные преступления, возможно совершенные ими в ходе Второй мировой войны, и вступили во французский Иностранный легион. Этот батальон штыками и снарядами проложил путь в самое сердце вражеской территории, воюя жестоко, но эффективно – это была война в самом первобытном смысле этого слова, где обе стороны, скинув белые перчатки, совершали жестокости и творили зверства. Ошарашенный таким натиском, Вьет Минь, используя коммунистическую пропаганду и ряд западных СМИ, развернул скоординированную кампанию по очернению этой части.

Французов постоянно обвиняли, что они используют своих бывших врагов, для того, чтобы расширить свое «империалистическое влияние» - и в итоге Немецкий батальон был расформирован. «Батальон проклятых», как эти легионеры предпочитали себя называть, просуществовал ровно 1243 дня, в течение которых солдаты уничтожили 7466 партизан и 221 базу Вьет Миня, освободили 311 военных и гражданских пленных, пройдя пешим маршем около 11 тысяч километров. Они потеряли 515 человек – для них эти потери были более чем существенны. Дальнейшее, как говорится, история – через 700 дней Вьет Минь одержал убедительную победу при Дьен Бьен Фу и Франция с позором ушла из Индокитая.

Эти примеры приходили мне на ум, когда я интервьюировал Джошуа Нкомо, в его резиденции Зимбабве-Хаус, штаб-квартире ЗАПУ, расположенной на Конакри-Роад, в Лусаке. По его словам, сообщения об убийствах мирных жителей в Родезии, совершаемые вооруженными силами республики, становятся такой же обыденностью, как и метеосводки. Вот что он сказал:

«Когда наши жители – мужчины, женщины и дети – сталкиваются с безжалостными Скаутами Селуса, то им остается жить ровно столько времени, чтобы ответить на несколько вопросов. После этого их пристреливают». Он заявил, что у него есть свидетель (хотя так его и не представил – К.Ф.), который готов свидетельствовать о чудовищной расправе, совершенной солдатами, в южной части страны, рядом с границей с Ботсваной. Вот его история: «Шесть женщин – трое из них с детьми – были остановлены Скаутами для проверки документов на берегу реки Шаши. Хотя документы были в порядке, Скаутов это не остановило. Когда матери пошли к реке, чтобы переправиться через нее, Скауты хладнокровно расстреляли их из автоматического оружия. Матери погибли сразу, но дети еще были живы. Один из Скаутов спросил – что мы будем с ними делать? В ответ, другие Скауты штыками перерезали детям горло. Жертв похоронили в братской могиле. Один из сыновей, позже попытавшихся узнать судьбу матери, также был убит».


Представителям зарубежных СМИ, Нкомо, с ханжеским смирением сообщил следующее:

«Борцам за свободу приказано не обижать гражданское население и концентрировать свои действия на атаке исключительно военных объектов. Скауты сотнями убивают наших людей, чтобы заставить население ненавидеть наше движение освобождения. Любой борец за свободу строго-настрого проинструктирован никоим образом не причинять вреда гражданскому человеку, будь он черный или белый. Эти Скауты сеют ненависть по отношению к белому населению Зимбабве. Скауты перерезают глотки молодым людям, расстреливают женщин, работающих на полях – и это оказывает суммарное действие на сознание жителей, по отношению к белым. Если эти зверства не прекратятся, то белых начнут считать продолжателями дела Смита. Геноцид, творимый Скаутами, приведет к очень серьезным трениям между белыми и черными и в итоге это выльется в то, что мои люди не смогут отличить кто прав, кто виноват».


Только абсолютно несведущий в ситуации человек, к тому же обладающий чрезвычайно наивной и сентиментальной душой, способен поверить словам Нкомо. При этом стоит взглянуть на дела, которые творят подчиненные Нкомо. Как, например, на убийства в Лупане, 5 декабря 1976 года, когда террорист Альберт Сумне Нкубе убил епископа Адольфа Шмидта, о. Поссенти Веггартена и сестру Марию Фрэнсис. По словам сестры Эрменфрайд, единственной, кто выжил в этой бойне, перед тем как расстрелять священников, террорист объявил миссионеров «врагами народа». Нкубе, позже захваченный полицией, признался в этом убийстве и других преступлениях, а также в том, что прошел подготовку в террористических лагерях в Танзании. Однако ему удалось бежать, по всей вероятности, он сейчас находится в Замбии.

В воскресенье, 19 декабря 1976 года, банда террористов Мугабе, проникших в Родезию из Мозамбика убила 27 безоружных сельскохозяйственных рабочих-африканцев на чайной плантации в долине Хонде. Рабочих расстреляли на глазах у их жен и детей. После этого террористы вернулись в Мозамбик.

В воскресенье, 6 февраля 1977 года, еще одна банда, из 12 террористов, убила священников в миссии Св. Павла в Мусами. Погибли иезуиты о. Мартин Томас, о. Кристофер Шеперд-Смит, брат Джон Конвей, и доминиканцы, сестра Епифания Берта Шнайдер, сестра Джозеф Паулина Уилкинсон, сестра Магдала Криста Левандовски и сестра Сеслав Анна Штайгер.

Отцу Дунстану Майерско и сестре Анне Виктории Реггель удалось выжить. По его словам, «террористы явно находились под влиянием советской пропаганды. По моему мнению, если вам нужно подтверждение того, что за этим стоят коммунисты, то лучше приехать в миссию и посмотреть на это своими глазами. Террористов натаскивали на то, чтобы разбудить в них всю жестокость».

Все эти жестокие преступления происходили в воскресенья, выходные дни, что указывает на то, что убийства планировались заранее, а вовсе не были спонтанными случайностями, как любят заявлять сторонники террористов. Но важнее всего то, что во всех случаях, свидетели и выжившие подтверждают, что убийцами были боевики из групп Мугабе или Нкомо.

Причастность террористов к этим злодеяниям была убедительно доказана в ходе одной из операций, когда военнослужащие обнаружили при обыске погибшего боевика его дневник. В нем он описал в деталях, как его группа убила миссионеров, и других безвинных гражданских. В заключение, он писал: «Нам очень повезло с этим».

Однако эти и другие факты нисколько не смущают главарей террористов. Они продолжают возлагать всю вину на родезийские вооруженные силы и, прежде всего, на Скаутов Селуса. Порой террористы пытаются оправдать эти преступления, говоря, что это «неизбежное следствие» политики, проводимой правительством Родезии. Господа Нкомо и Мугабе всячески отрицают тот факт, что убийства в Лупане были совершены партизанами их «Патриотического фронта». По словам Нкомо:

«Эту трагедию нельзя рассматривать в отрыве от общей ситуации и народа, находящегося под властью режима Смита, повинного в продолжении войны. Этими вещами занимаются Скауты Селуса, затем, чтобы отвратить население от поддержки освободительного движения».


Тем не менее, Нкомо призвал провести международное расследование бойни в Хонде, которую совершили подчиненные его соратника по террору, Роберта Мугабе.

Комментарии террористов по поводу убийств в Хонде и Муссами строятся на обвинениях вооруженных сил и отрицании собственной вины. Вот что Роберт Мугабе заявил в интервью Би-Би-Си 8 февраля 1977 года:

«Мы не способны на подобные бесчеловечные действия (как убийства в Муссами – К.Ф.). В конце концов, мы ведем передовую борьбу, направленную на то, чтобы мобилизовать все демократические силы, способные поддержать революцию. Мы плотно и гармонично сотрудничаем с различными церковными организациями».


Подобные фразы можно встретить и в замбийской Daily Mail, и на мозамбикском «Радио Мапуто» и в других СМИ, отражающих позицию президентов «прифронтовых» государств.

В унисон к этим обвинениям со стороны террористов звучат и «заслуживающие доверия» статьи различных журналистов левацкого толка, наподобие Дэвида Мартина и дезертира из родезийских вооруженных сил, торгующего своими историями в Лондоне. Находящийся в Лусаке Мартин (ему воспрещен въезд в Родезию), написал в статье, опубликованной в The Guardian, что «не вызывает никаких сомнений, что недавние убийства мирных жителей – это дело рук Скаутов Селуса». Дезертир же рассказал, что он слышал, как военнослужащие-Скауты планировали и обсуждали предстоящие убийства.

Вдобавок к этому в начале мая официальная Ботсвана заявила, что Родезия имеет отношение к недавнему взрыву на переполненной дискотеке во Францистауне – тогда в зал была брошена ручная граната русского производства; при взрыве погибли два человека и 80 получили ранения. Администрация президента Ботсваны резко осудила этот «варварский акт саботажа» и заявила, что в связи со взрывом в клубе «Мофане» был арестован цветной родезиец. Позже было сообщено, что семь чернокожих родезийцев были взяты под стражу полицией Ботсваны. В заявлении говорилось, что родезийцы, задержанные в лагерях беженцев во Францистауне и Селеби-Пикве, сознались в том, что являются Скаутами Селуса, посланными в Ботсвану со шпионскими целями. Они проникли в страну под видом беженцев, но на допросах в полиции показали, что на самом деле были посланы правительством Родезии, с целью изучения ситуации в лагерях беженцев, для планирования возможных налетов. В более поздних сообщениях говорилось, что эти семеро Скаутов попросили политического убежища, и им был предоставлен беспрепятственный проезд в Замбию. О том, что взрыв в клубе связан с родезйиским ударным анти-террористическим отрядом Скаутов Селуса заявил и Секретарь администрации президента Филипп Штеенкамп – он не представил никаких доказательств, но по его словам, «он в этом уверен».

Вне сомнения, эти семеро «перебежчиков» из Скаутов будут представлены иностранным журналистам, в качестве очередного «доказательства» зверств этой части. Ложь набирает обороты и результат нетрудно предугадать. Вся мощь марксисткой пропаганды обрушится на Скаутов Селуса, как наиболее ярких представителей «безжалостной касты убийц». Естественно, что конечная цель – дискредитировать Скаутов в глазах как белого, так и черного населения Родезии, с тем, чтобы вызывать общественный резонанс, осуждающий их преступные деяния. Поскольку известно, что родезийские вооруженные силы в своей войне с террором зависят от уникальных талантов этих отборных специалистов.

Устав от постоянных обвинений террористов и их сторонников в адрес отборной части родезийской армии, и от обвинений в попытках «скрыть истинное положение дел», правительство Родезии недавно в первый раз приподняло завесу секретности, окружавшую Скаутов с момента формирования части в 1974 году, как отряда боевых следопытов. Несколько иностранных корреспондентов были допущены в тренировочный лагерь, где будущие Скауты проходят подготовку. Именно там многие из этих журналистов впервые осознали, что такое на самом деле отряд Скаутов Селуса. Им сообщили, что по самым скромным подсчетам, к марту 1977 года, Скауты Селуса уничтожили 1205 террористов – потеряв при этом всего лишь 10 человек. По любым стандартам эта цифра выглядит внушительно.

Тренировочный лагерь находится в часе езды от Карибы, или в 30 минутах по воде, вдоль берега известного водохранилища. Лагерь представляет собой скопление шалашей из тростника и на первый взгляд похож на концентрационный лагерь использовавшийся японцами во Вторую мировую войну. На самом деле этот тростниковый военный городок является главным местом отбора и подготовки военнослужащих одной из самых специализированных и боевых частей, когда-либо существовавших в мире. Название лагеря «Вафа Вафа» - происходит от фразы на языке шона, «Вафа васара» - приблизительно ее можно перевести, как «Кто умер, тот умер, кто отстал, тот отстал».

Вполне подходящее название, поскольку изматывающий отбор «убивает» огромное число кандидатов – мало кто из них доходит до финиша. То, что кандидаты вообще способны выжить в ходе отборочного курса, уже похоже на чудо, тем не менее, они не только выживают, но и превращаются в самых грозных солдат, способных противостоять террористической угрозе. Преимущественно их учат убивать и выживать – а в ходе обучения их загоняют до немыслимых физических пределов. Так, рацион кандидата составляет одну шестую от того, что получает военнослужащий обычной части.

Среди прочих испытаний, которым подвергаются кандидаты, есть и такое: курсанта оставляют на ночь в буше с оружием, 20 патронами, спичкой и материалом, об которую ее разжечь и сырым яйцом. Мало того, что кандидату предстоит «веселая» ночь среди львов, носорогов и слонов – к утренней проверке он должен предоставить яйцо сваренное вкрутую.

Один из родезийских журналистов так вкратце описал заслуги Скаутов:

«Окруженные секретностью и тайнами, порождающими тысячи историй (некоторые из них это правда, но большинство - слухи), Скауты Селуса всего лишь за два года стали частью, получившей наибольшее количество наград. Среди прочих знаков отличия, Скауты могут похвастаться шестью Серебряными крестами (высшей военной наградой Родезии за мужество), одиннадцатью Бронзовыми крестами и шестью орденами Почетного легиона за героизм. О них мало пишут, но именно они играют самую важную роль в войне, которую страна ведет с террористами».


Скауты Селуса – это полностью интегрированная часть. Точное количество военнослужащих по понятным причинам сообщить нельзя, но соотношение черных и белых солдат – примерно восемь к двум.

Первоначальная процедура отбора длится примерно 18 дней и является по всей вероятности самым жестким отбором в мире. Каждый человек, прибывающий в лагерь – доброволец; среди них есть опытные, закаленные в боях ветераны, которые, однако, после нескольких дней ломаются и отказываются от дальнейших испытаний. Неудивительно, что например, во время последнего по времени отбора, только 14 человек из 126 смогли его пройти.

Командует Скаутами уроженец Солсбери майор Рон Рейд-Дэйли, 47-летний офицер, который в свое время был полковым сержант-майором Родезийской легкой пехоты – известной также как «Невероятные». Навыки контрпартизанской войны он получил, проходя службу в британской Специальной Авиа Службе – в 1950 году он отправился в Англию, и в составе САС в начале 1950-х годов, принимал участие в подавлении в Малайзии террористической войны, инспирированной коммунистами.

Рейд-Дэйли вполне согласен с приводимой аналогией «концлагеря»:

«Я полагаю, что в большинстве современных армий мне просто бы запретили пускать этих бедняг на такой отборочный курс, какому мы их подвергаем здесь. Скорее всего, они бы решили, что я намерен убить этих добровольцев, которые хотят вступить в наши ряды. Согласен, в ходе отбора и подготовки солдат, кое-что тут действительно напоминает концлагерь. Мы подводим их к самому порогу психической выносливости – и именно там большинство из них ломается. Можно взять любого здорового человека и довести его до высочайших стандартов физической подготовки. Но если в человеке внутри чего-то изначально нет, то вложить это в него невозможно».


Во время отборочного курса каждого кандидата доводят до состояния, которое обычный человек вынести не в силах. Фактически кандидата лишают человеческого облика, заставляя его жить на подножном корму (в «меню», например, входят крысы, змеи, бабуины), в экстремальных и враждебных человеку условиях. Их учат вещам, от которого нормального человека стошнит – например, чтобы восполнить водопотери, пить жидкость, содержащуюся в желудке убитого животного, есть подгнившее червивое мясо и т.д.

Еда курсантам не выдается – они должны находить ее сами. Кандидаты должны уметь развести огонь без помощи спичек, уметь поймать дичь, сделав силки из коры (gusi tambo). Чтобы утолить постоянный голод, они ловят мелкую живность – кузнечиков и ящериц. «Тут понимаешь, что такое настоящий голод, - рассказал один из курсантов. – Однажды мы поймали небольшого варана – мы еле сдержались, чтобы не съесть его в сыром виде, со шкурой и костями».

Во время визита журналистов, Скауты в первый раз официально подтвердили, что они участвовали в трансграничных рейдах по преследованию террористов в Мозамбике, включая блестящую операцию по уничтожению лагеря боевиков в Ньядзонья, в прошлом августе, когда было уничтожено более 500 партизан.

Те, кто прошли отбор обычно распределяются (после обучения навыкам чтения следов) во взводы, как правило, в качестве флангового следопыта. Они работают в глухих уголках Родезии, выслеживая террористические группы и наводя пехоту на крупные банды – в случае если террористы значительно превосходят числом «двойки» Скаутов. Все Скауты, начиная от командира и заканчивая последним рядовым-европейцем, говорят как минимум на одном из африканских языков – это необходимое условие для нормальной работы со своими черными сослуживцами.

Приоритет в подготовке Скаутов отдается таким дисциплинам как выслеживание, выживание и тактика ближнего боя. По мнению журналистов, человек, прошедший подготовку в лагере Вафа Вафа, может с полным на то основанием называться особенным солдатом, заслужившим право служить в самой элитной части вооруженных сил Родезии. Однако майор Рейд-Дэйли не любит слово элита:

«Мы не считаем себя элитой, равно как и не считаем, что мы стоим на голову выше остальных. Такие мысли могут привести к завышенной самооценке и хвастовству, что в свою очередь ведет к безрассудству. Мы просто следопыты, которые выполняют свою работу».


Майор Рейд-Дэйли объяснил также, почему отбор в Скауты настолько суров:

«Когда человек впервые к нам попадает, мы берем и полностью его разрушаем. И потом создаем из него то, что нам необходимо. Может быть, кто-то скажет, что это негуманно, что это бесчеловечно – ну что ж, наверное, так и есть. Но, по моему убеждению, именно так и должно быть, если мы хотим чтобы наша часть продолжала быть боеспособной. Я часто слышал о разных отборных подразделениях, от которых впоследствии оставалось только одно название, потому что они понижали стандарты отбора, чтобы набрать побольше людей. Я не намерен допустить такого в Скаутах».


Иногда их можно увидеть в городе, парней в коричневых беретах с эмблемой в виде скопы. Скопа – это хищная птица, орлан-рыболов, повсеместно встречающаяся у крупных водоемов. Эмблема – изначально она была неофициальным знаком отличия следопытов – была принята в честь первого родезийского инструктора-следопыта, Андре Раби, погибшего при выполнении задания в 1973 году. Все Скауты считают Раби идейным вдохновителем части.

Скауты располагают одним из лучших и наиболее полных вольеров в Родезии. Недавно они также завели и террариум – причем не для забавы. Поскольку Скауты обязаны уметь выживать в буше в течение многих дней, они обязаны разбираться и использовать с выгодой для себя то, что может предложить им дикая природа: растения, птиц, животных, насекомых. Как пояснил один из инструкторов:

«В вельде можно найти все. Чем лучше ты знаком с ним, тем выше твои шансы выжить в нем. Человек, не знающий буш, постоянно будет попадать там в опасные ситуации. Например, некоторые птицы могут выдать твое присутствие. Бабочки, которых люди считаю милыми и симпатичными насекомыми, на самом деле являются признаками того, что рядом находится источник с водой – особенно в зимние месяцы. Наша цель – научить курсантов чувствовать себя как дома, в тех условиях, в которых они работают. Растения не только дают им пищу – они очень важны при выслеживании людей. Кроме того, растения можно использовать и как лекарства – скажем, марула, это лучший антигистаминный препарат, который только можно найти в дикой природе».


Истории о том как они выживают в буше, порой звучат как легенды – как например, об одном молодом Скауте из Солсбери, который провел 18 дней в буше, скрываясь от большой банды террористов, его преследовавшей. Как он сам сказал, «просто в один момент, что-то пошло не так». У него не было сухого пайка, запасов воды, и очень мало патронов – но его подготовка в Вафа Вафа, позволила ему с честью выйти из этой ситуации.

Многие Скауты являются отлично подготовленными парашютистами, что позволяет им быстро и скрытно попадать в те районы, где требуются их навыки.

Вот кто такие Скауты, солдаты, которых террористы мечтают уничтожить, военнослужащие, по праву гордящиеся своим официальным девизом - Pamwe Chete, Только вместе.
-----------------------------------------------------------------
авторство - С.Карамаев. tiomkin
исходники:
http://tiomkin.livejournal.com/702938.html
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 01.07.2008 16:46

Скауты Селуса. Операция «Огородик», ноябрь 1974 года

Время от времени у Скаутов Селуса случались провалы. Несмотря на тщательную подготовку операций, группы из псевдо террористов, которых забрасывали в разные провинции, вычислялись местным населением. Соответственно, настоящие террористы практически мгновенно узнавали, что в районе действуют фальшивые «борцы за свободу» и принимали свои меры. Один из таких районов находился у подножия гор Мувурадона, именно там сходились несколько основных путей проникновения террористов из Мозамбика в Родезию.
Изображение
Главный посредник и пособник террористов был прекрасно известен Скаутам, но явных улик против него не было. К тому же он был необычайно изворотливым и хитрющим стариканом. Как ни пытались группы псевдо террористов обмануть его, он всегда разгадывал намерения оперативников и оставлял их с носом.

У него была крайне вредная (с точки зрения оперативников, конечно) привычка – искусно валять дурака. Когда псевдо террористы выходили на контакт с ним, он неподдельно притворялся, что очень рад видеть настоящих борцов за свободу, более того, это первая группа славных народных мстителей, о которых он столько слышал, и, наконец – вот удача-то! – повстречал. Он давал им еду, скармливал какие-то крохи информации и относился со всем возможным почтением, как если бы перед ним были настоящие боевики ЗАНЛА. Но на самом деле, он практически мгновенно сообщал террористам обо всем перемещениях псевдо групп. Более того, он умудрялся сразу же доводить едва ли не до каждого крестьянина, что новая группа «террористов», появившаяся в районе – это на самом деле Скауты Селуса.

В результате подобной подрывной работы этого посредника работа скаутских псевдо групп в Мувурадоне была парализована. Они не знали, чем занимаются настоящие террористы, были не в курсе передвижений групп боевиков, как в Родезию (подготовленных кадров), так и из Родезии (новых рекрутов). Они знали, что в данном регионе террористы свою деятельность не свернули, но вот что, где и как – понятия не имели. Более того, Скауты подвергались постоянной опасности нарваться на засаду ЗАНЛА – если бы местный полевой командир решил, что достаточно поводил за нос этих дурней Скаутов, то в любой момент «скуз’апо» (жаргонное наименование Скаутов) влетали в заранее расставленную ловушку.

Вредоносный старец настолько всех достал, что в один момент стал главной темой обсуждения на совещании между командующим Скаутов майором Рейд-Дэли и инспектором Специальной Службы Уинстоном Хартом. В конечном итоге Харт предложил Рейду-Дэли оригинальный план, и командующий его одобрил.

В Мувурадону была послана «засветившаяся» псевдо группа, про которую каждый пастушок знал, что это никакие не борцы за свободу, а ненавистные Скауты. По прибытии они вышли на контакт со стариком. Тот, казалось, был искренне рад видеть храбрых партизан и поинтересовался, где они были все это время?

Командир псевдо группы пояснил, что Верховное командование ЗАНЛА послало его отряд в Мозамбик, а сейчас они вернулись, причем не с пустыми руками.
- Мы принесли с собой изрядное количество оружия – автоматы и мины, - сказал командир. - Командование приказало нам распространить из среди местных товарищей, чтобы боевые действия против ненавистных mabunu (белых собак) разгорелись с новой силой.

Старик был донельзя удовлетворен подобным ответом. На самом деле он едва сдерживал улыбку, думая про себя, какие идиоты эти Скауты.

Группа лже-партизан пригласила старика с собой – показать посреднику, что они зря словами не бросаются. В укромном местечке, в непроходимом буше глазам посредника открылась дивная картина: на земле аккуратно лежали винтовки, взрывчатка, гранаты, мины, цинки с патронами, а рядом – заранее нарубленные ветки, чтобы в случае чего быстро замаскировать это все. После этого Скауты и старик вернулись в лагерь псевдо группы. Посредник быстро сбегал в крааль за едой, предложил ее псевдо террористам и рекомендовал отдохнуть. Сам же немедленно направился на встречу с настоящим полевым командиром ЗАНЛА, где и рассказал, давясь от смеха, что глупые Скауты сделали местным партизанам просто царский подарок – огромное количество оружия.

Как только старик ушел, Скауты, довольные тем, что наживку заглотили, немедленно возвратились к своей захоронке и перенесли ее в другое заранее выбранное место. По данным разведки, местные боевики испытывали острую нехватку оружия и боеприпасов и поэтому на известие о большой партии оружия они просто обязаны были клюнуть.

Следующим вечером старик появился в лагере Скаутов, лучась радостью: - Я говорил о вас с местным командиром. Он передал вам благодарность и попросил меня организовать с вами встречу, на которой вы бы смогли обсудить условия передачи оружия.

Командир Скаутов закивал, соглашаясь с посредником. По довольному лицу старика было ясно, что на самом деле встреча для Скаутов имела бы только один исход – летальный.
Изображение
- Есть небольшая проблема, - сказал командир группы. – Мы вернулись в Зимбабве вместе с большой группой наших товарищей. И ее командир – он главнее меня, он послал меня узнать обстановку. Окончательное решение о том, как и где передавать оружие зависит только от него.

Старик едва не запрыгал от радости. В такую удачу он и поверить не мог – сразу две группы Скаутов попадутся в расставленную ловушку! Нет, положительно, эти «скуз’апо» - полные дураки. Старик даже размечтался – когда победит революция, то за его заслуги ему дадут одну из ферм mabunu.

Дождавшись наступления темноты, Скауты повели старика долгим и запутанным маршрутом на место условленной встречи. Через пару часов они пришли на вершину дикого gomo (холма). Место встречи, как нельзя более подходило для съемок какого-нибудь документального фильма под названием «Самый дикий уголок буша»: там были гранитные валуны, между которыми росли деревья, перемежавшиеся непроходимым кустарником. На маленькой площадке, озаренной светом (было полнолуние), сидели четыре человека, на головах у двоих были мягкие широкополые шляпы, скрывавшие лица.

Как того требовали традиции, стороны сначала начали обсуждать погоду, здоров ли скот в стаде, велик ли урожай и так далее. Постепенно старик и командир новой группы перешли к делам более важным. В речи замелькали фразы типа pamberi ne Chimurenga (да здравствует освободительная война), хвалы лидерам движения и проклятия в адрес kanki (шакалов – так террористы называли военнослужащих РДФ). Старик начал говорить, что таким доблестным бойцам, которых он сегодня повстречал, просто необходимо встретиться с местными товарищами командирами и передать им свой бесценный опыт, но неожиданно был оборван на полуслове. Один из террористов в шляпе внезапно наклонился вперед и угрожающе ткнул старика жестким пальцем под ребро. Посредник взвизгнул от боли и неожиданности.

- Мы за тобой наблюдали, - сказал «террорист» старику. – Мы долго наблюдали и решили, что ты – не тот, за кого себя выдаешь. Мы недовольны тем, что ты делаешь. Ты хочешь нас погубить!

- Я? – воскликнул старик. – Да я всю свою жизнь посвятил делу борьбы за свободу! Я кормил наших ребят, я проводил их безопасными путями, чтобы их не поймали правительственные войска, я давал им кров. Меня арестовывали злодеи из Специальной Службы и безжалостно избивали – несколько раз! Но, несмотря на пытки в полиции и избиения, я героически молчал. Я уже стар, чтобы держать в руках оружие, но я – по-настоящему предан нашему общему делу! Да как вы только могли усомниться во мне и подумать что я предатель!
- Потому что, старик, - сказал командир «партизан», - мы не борцы за свободу. Мы - «скуз’апо», и ты нас предал, выдал нас боевикам. Ты намеревался привести нас в засаду, а потом украсть наше оружие.
- «Скуз’апо»? – проблеял старик. - «Скуз’апо»… я вам не верю. Я слышал, что есть такие люди, но никогда их не видел. – Он вытер пот рукой. Было видно, что старик занервничал – такого оборота событий он не предвидел.
- О, старик, мы на самом деле «скуз’апо», - сказал командир. – Настоящие «скуз’апо», смею тебя заверить. Более того, твое сердце подсказывает тебе, что я говорю правду. Я даже тебе открою страшный секрет – я не африканец. Я – белый, mukiwa.

Несмотря на всю серьезность положения, старик захихикал – в такую нелепость он не мог поверить: - Ты mukiwa? Да ты говоришь на чишона лучше чем я! Mukiwa «скуз’апо», хи-хи-хи… ты изрядно насмешил меня!

Сидевшие на полянке «террористы» оставались серьезными, но вот Скауты-африканцы из второй группы, прятавшиеся среди валунов, еле сдерживали смех.
Изображение
- Уинстон, - обратился командир группы к одному из тех, кто сидел рядом с ним. – Сними-ка шляпу.
«Террорист» (инспектор Специальной Службы Уинстон Харт) встал и снял свою широкополую фетровую шляпу. В свете луны старик увидел на его голове копну светлых волос. Командир группы (капитан Скаутов Селуса Бэзил Мосс) проделал то же самое – к своему ужасу посредник понял, что говоривший его не обманул: волосы у «террориста» также были светлыми. Старик застонал, рухнул на землю и застыл. На мгновение Скауты было встревожились – не хватил ли старца кондратий? Однако обошлось – посредник зашевелился и медленно сел на корточки.
- Я погиб, - простонал он. – Я погиб, со мной все кончено.
- А теперь, старик, слушай меня внимательно, - с тихой угрозой в голосе сказал Мосс. – Ты знаешь, что мы – Скауты Селуса. Ты прекрасно понимаешь, что игры кончились. Но к счастью твои друзья – борцы за свободу – не в курсе того, что происходит на этой вершине. – Он негромко свистнул и по его сигналу из-за валунов вышли Скауты, до этого момента прятавшиеся в тени. – Ну, теперь ты видишь, сколько людей знает, что ты признался в том, что помогаешь террористам? Это только малая часть. В Солсбери об этом знает еще тысяча человек, поскольку мы сообщили им по радио. И они, как и мы, знают что ты – богатый человек, у тебя много скота, у тебя даже есть машина – грузовичок «Датсун». Они знают, что у тебя четыре жены. Знают и то, что твоя старшая жена злится на тебя за то, что ты постоянно проводишь ночи с младшей женой. Они знают, что у тебя есть сыновья – умные сыновья, они хорошо учатся в школе. Если ты опять скажешь террористам, что мы – это «скуз’апо», то мы убьем всю твою семью. Начнем с твоего старшего сына, потом убьем твою младшую жену и младшего сына. Потом мы зарежем весь твой скот. Потом сожжем твою машину. А последним мы убьем тебя. Я ясно выражаюсь?

Старик согласно закивал. Мосс, однако, хорошо представлял, что каким бы жалким и напуганным не выглядел сейчас посредник, ни в коем случае нельзя было забывать о том, что это хитрый и коварный старец. И, вне всякого сомнения, этот старый чорт, сейчас раздумывал о том, как бы избежать печальной участи – то есть наобещать Скаутам все что угодно, а потом наплевать на свои слова.

- Очень хорошо, - сказал Мосс. Он внимательно посмотрел на старика. – О, старик! Ты меня огорчаешь. Я вижу, как в твоей голове шевелятся мысли – и это нехорошие мысли. Ты думаешь, что как только мы отсюда уйдем, ты немедленно убежишь к террористам вместе со своей семьей.

Старик яростно замотал головой в ответ – именно так он и полагал поступить, но признаться в этом он ни в коем случае не мог.

- Я бы на твоем месте этого не делал, - угрожающе сказал Мосс. – Потому что перед тем, как мы уйдем, ты подпишешь вот это. – Он вытащил из кармана листок бумаги. – Это приходный ордер на твой счет на почте. – Мосс также достал из кармана пачку купюр. – А это 400 долларов, которые мы туда положим.
- Вы платите мне деньги? – изумился посредник.
- Да, - ответил Мосс, - но сначала ты подпишешь еще одну бумагу.
- Какую бумагу? – спросил старик.
- Расписку в получении денег. На бланке полиции. А теперь, после того, как ты это подпишешь, если ты или твоя семья вздумает убежать к террористам, или если ты сболтнешь хоть слово боевикам, то ты перешлем эту расписку и твою чековую книжку в Мозамбик, командованию ЗАНЛА. А им уж не надо будет объяснять, что это такое. Они и сами прекрасно тебя найдут, а потом поступят с тобой точно также как поступали с теми, кого ты выдавал террористам. Вспомни, что боевики делают с теми, кого считают марионетками правительства или продавшимися? Да-да-да, сжигают дома, убивают семью, вырезают скот, ну не мне тебе об этом рассказывать.
- Я согласен, - пробормотал посредник. – Что мне остается еще делать?
- Я вижу старик, что ум вернулся к тебе, - язвительно ухмыльнулся Мосс. – Ты начинаешь смотреть на вещи как «скуз’апо». Смотри сюда, - повинуясь жесту Мосса, один из Скаутов-африканцев подошел поближе. – Ты будешь два раза в день встречаться с этим человеком в условленном месте и сообщать ему, что делают террористы и каковы их планы. А первым твоим заданием будет следующее: ты действительно сейчас направишься к командиру боевиков и скажешь ему, что мы глупые «скуз’апо», которые ни о чем не подозревают. И поэтому ты предлагаешь устроить на нас засаду вот тут… - Мосс подробно изложил детали. Он намеренно выбрал привлекательное для террористов место – поросший густым кустарником холм, окруженный кукурузными полями, так что возможности отступить у боевиков не оставалось.

Посредник сделал в точности так, как ему и было приказано. Он связался с террористами и уговорил их устроить засаду на Скаутов, пообещав большие трофеи – много оружия, патронов, взрывчатки, мин, гранат, которыми родезийское правительство щедро снабдило глупых скаутов.

И террористы действительно получили эти трофеи – вот только в виде шквального огня, который обрушился на них из оружия десантников Родезйиской легкой пехоты, свалившихся в буквальном смысле слова на голову террам из десантных «Алуэттов». В коротком и жестоком бою все до единого боевики были уничтожены.

Немного позже Скауты практически тем же самым образом заставили работать на себя еще одного посредника террористов. Теперь на Скаутов работало уже двое завербованных агентов. Итогом работы стало то, что за два месяца, в засадах, сделанных с помощью посредников, были уничтожены 32 боевика и еще 18 взяты в плен.

Но однажды, первый посредник, тот самый хитрющий старец, не явился на условленное место встречи. Не вышел он и второй раз. Его координатор, наведя осторожные справки, узнал, что у старика попросту сдали нервы, и он, бросив все свое имущество, бежал вместе с семьей в Мозамбик. Его не испугало даже то, что в ЗАНЛА могут узнать о его работе на Скаутов. Через несколько дней исчез и второй агент. Его убили боевики, заподозрившие неладное: командиру одной из оставшихся групп ЗАНЛА хватило ума сопоставить некоторые факты, например то, что подавляющее количество групп борцов за свободу было истреблено войсками. Подозрений хватило для вынесения немедленного приговора, и посредник был элементарно зарезан.

Уже после того, как данная операция по уничтожению террористических групп в районе Мувурадона была завешена, то один из офицеров в штабе Скаутов полюбопытствовал, почему она получила кодовое наименование «Огородик»? Майор Рейд-Дэли любезно пояснил, что название не имело ничего общего с операцией союзников в 1944 году – 35-тысячному воздушному десанту за Рейн с целью захвата мостов. Просто первый завербованный посредник получил кличку «Яблоко», а второй – «Банан». Бэзилу Моссу это пришлось по душе, и он выразил надежду, что с помощью этих «фруктов» Скауты соберут хороший урожай на огороде в Мувурадона.
----------------------------------------------
авторство С.Карамаев tiomkin
http://tiomkin.livejournal.com/595983.html
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Показать сообщения за:   


Вернуться в Вооруженные силы Африканских Стран

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: pertim, Xomjak, Эд СПЕКТР и гости: 87