http://www.survivalcorps.ru
Военторг ARMYSHOP.RU
Открылся магазин на станции метро Академическая. 50 метров от метро.
http://armyshop.ru
Специальная акция:
Для Страйкбольных команд
Форма MARPAT по цене 1870 р.

www.survivalcorps.ru
Strike UP - Страйкбол
Новости, обзоры страйкбольного оружия и снаряжения.
http://www.strikeup.ru
Магазин Гарнизон
Полевая форма, ACS, Обувь, Снаряжение, Защита
http://www.garnison.ru/
Разместить рекламу
Пред. тема :: След. тема  
Автор Сообщение
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 30.06.2008 04:03

автор. С.Карамаев

Весной 1989 года в Намибии вспыхнула небольшая войнушка, которая продолжалась всего-то 9 дней. Но если про «Шестидневную войну» на Ближнем Востоке только ленивый не знает, то про «Девятидневную» в Африке не ведает практически никто. Миру она была архинеинтересна, если бы не упертые журналисты типа Стиффа или Штеенкампа, то забылась бы совсем или обросла бы мифами. Впрочем она и так ими обросла.

Уж больно неприглядно выглядела попытка СВАПО сорвать свободные выборы в Намибии – тогда Нуйома двинул через границу пару тысяч вооруженных до зубов боевиков, в надежде что мир особого внимания не обратит. Но по счастью, кто-то в мире все же внимание обратил, ЮАР узнав о вторжении СВАПО пригрозила тем, что разорвет все соглашения и возьмет инициативу по усмирению в свои руки, миссия ООН (откровенно говоря, жевавшая сопли) согласилась на применение силы и за 9 дней боев, террористов хорошо потрепали. Нуйома сделал вид что ничего не было, и все как-то само собой рассосалось. После чего об этом «инциденте» прочно забыли.

Основной удар приняли на себя специальные подразделения полиции ЮЗА – Koevoet («Куфут», в переводе с африкаанс, «ломик»), части занимавшиеся нехитрой, в общем, работой: отловом и уничтожением террористов. Если в Родезии самой эффективной боевой единицей был полк Скаутов Селуса, в ЮАР – 32-й батальон, то в ЮЗА никто не наводил такой ужас на террористов как SWAPOL-TIN. Воевали они, конечно, не в белых перчатках, но и не повторяли методы СС. Они просто находили и уничтожали.
Изображение

Собственно, один из эпизодов той войны.

С наступлением рассвета, 2 апреля 1989 года, сводная боевая группа из 12 боевых машин и 3 автомобилей обеспечения, под совместным командованием сержантов Вутера де Коха и Кооса Сварта покинула Этале и выдвинулась в северном направлении, к границе Намибии и Анголы. Личный состав и автомашины были набраны из боевых команд ZG, Z1H, Z1D, ZS и Z1M. Причиной этого рейда явилась оперативная информация, полученная в ходе допроса одного из захваченных боевиков СВАПО.

Боевик, взятый в плен вечером 1 апреля, на допросе показал, что отряд из 8 террористов, расположенный в районе Умакунди в Анголе, намерен на следующий день перейти границу. Он также сказал, что большой отряд из примерно 40 боевиков также намерен вторгнуться в Анголу приблизительно в том же районе, либо осуществит вторжение в самое ближайшее время.

Около 10 утра следопыты обнаружили следы большой группы террористов. Следы были четкими, боевики даже не пытались их скрывать. По мнению следопытов, боевики прошли тут минувшей ночью. Это мнение подтвердили и опрошенные местные жители.

Де Кох по радио вызвал «Алуэтты» огневой поддержки и приказал перестроить боевые порядки. Автомобили обеспечения отвели в тыл, боевые машины развернули в две шеренги, а впереди пошли пешие следопыты. Боевая группа медленно продвигалась по вельду – степь была ровной, но обильно поросшей кустарником.

К 11:50 след привел группу к небольшому ручейку в центре низины. Оттуда след повернул налево, петляя мимо двух краалей. По всему было видно, что террористы из СВАПО находятся где-то неподалеку. Зола в кострах у хижин была еще теплой – следовательно, местные жители покинули свои жилища совсем недавно. Это было обычной практикой – чтобы не попасть между молотом и наковальней, местные, у которых был нюх на приближающиеся стычки, как правило, бежали из в буш при приближении противоборствующих сторон.

Боевики, сидевшие в засаде, рассредоточились в линию, ожидая надвигающихся полицейских. Следопыты, растянутые в цепь, остановились. С обеих флангов на несколько сотен метров вперед выдвинулось по «Касспиру». Командир одной из бронемашин заметил засаду СВАПО и немедленно открыл огонь.

На полицию обрушился шквал огня: винтовки, автоматы, пулеметы, РПГ-7 и винтовочные гранаты. Одна из гранат попала прямо в голову уоррент-офицера Леонарда Бенджамина, чернокожего командира одной из групп. В момент гибели Бенджамин находился в пешем строю вместе со следопытами. Также выстрел из РПГ попал в борт «Касспира» сержанта де Коха - броневик был подбит едва ли не в упор и опрокинулся.По счастью сержант избежал ранений.

Одновременно огонь из башенного пулемета открыл сержант Коос Сварт, обстреливая короткими очередями любые укрытия, за которыми могли располагаться террористы. К сожалению одного из боевиков Сварт заметил слишком поздно. Террорист прицелился в машину Сварта из РПГ и выстрелил. Как ни странно но Касспир от взрыва устоял. Сварт почувствовал, что его ранило – в ногах возникло какое-то странное ощущение теплоты – но, решив что ранение легкое, значения не придал, и продолжал обстрел из пулемета. Его механик также был ранен шрапнелью, но продолжал вести потрепанный броневик. Обернувшись механик с изумлением увидел, что у сержанта нет правой ноги. Выстрелом из гранатомета Сварту подчистую отрезало правую ногу аккурат под коленом. Снаряд также вырвал кусок плоти из голени и задел малоберцовую кость на левой ноге сержанта. Тем не менее, Сварт продолжал стоя на левой ноге вести прицельный огонь, по-видимому, не замечая своих ранений. К счастью крови не было – раскаленный металл прижег кровеносные сосуды. В противном случае Сварт мог потерять сознание от обильной кровопотери.

Механик стащил разгоряченного Сварта вниз, и указал ему на ранения. Сержант был в шоке, но даже в этой ситуации остался профессионалом – он вызвал по радио Вутера де Коха и передал ему, чтобы тот принимал на себя командование операцией. Только после этого он упомянул, что ранен и довольно тяжело. Сварт был уверен, что ему ампутируют левую ногу и он останется полным инвалидом. (Надо отметить, что позже хирурги из 1-го Военного госпиталя в Претории сделали все возможное, чтобы спасти ему левую ногу – и спасли. Сварту также был сделан специальный протез для правой ноги. К сожалению, спустя три месяца после того боя, Коос Сварт, находясь в состоянии депрессии, покончил с собой).

Де Кох принял на себя командование и продолжал руководить боем, успевая координировать действия подчиненных по радио и одновременно отражать атаки. Другим броневикам удалось прорвать линию засады террористов. Они развернулись и начали обстреливать боевиков с тыла.

В дополнение к огню из стрелкового оружия на полицейских обрушились еще и мины. Минометчики СВАПО развернули свои орудия, в числе которых были 81-мм и 50-мм минометы – последние позволяли бить вообще по настильной траектории. Но к счастью минометный обстрел велся неприцельно и вреда полицейским не причинил.

После боестолкновения де Кох отдал приказ о зачистке территории. Хотя порядки боевиков были смяты и сами террористы рассеяны по вельду, они продолжали оказывать спорадическое сопротивление. Отдельные боевики вели огонь по констеблям с верхушек деревьев – как только полицейским удавалось засечь стрелков, в дело вступали пулеметы «Касспиров», уничтожая бандитов.

Спонтанные перестрелки продолжались еще два часа. Полностью зачистку территории завершили только к 17:00. Троим боевикам удалось бежать. Констебли из команды Z1M гнали террористов до самой Анголы, но бандитам удалось опередить полицейских на какие-то минуты и пересечь границу, где они оказались в безопасности.

Среди захваченных трофеев, помимо разнообразного стрелкового оружия оказались два ПЗРК SAM-7, радиопередатчик для связи с основной базой в Анголе, шифровальный блокнот и несколько отлично оснащенных аптечек, в которых было все, включая пенициллин и презервативы.

Изображение

Следопыты также обнаружили тайный склад, находящийся неподалеку. По их оценкам, складу было не менее месяца. Кроме боеприпасов и продуктов, на складе также было огромное количество самой разной форменной одежды. Там были китайские маскировочные комбинезоны, кенийские куртки и брюки с этикетками Made in Kenya, форменная одежда советского спецназа, кубинский и ангольский камуфляж, а также Contitrades – так назывался переделанный зимбабвийский камуфляж, оставшийся со времен войны 1972-1980 годов, с добавлением к стандартному рисунку черных пятен. Среди головных уборов полицейские нашли советские форменные кепи со значками с портретом Сталина.

Всего в том боестолкновени было уничтожено 22 террориста, включая главаря банды, по имени Умпи Горбачёв.
Последний раз редактировалось Pastor 30.06.2008, всего редактировалось 1 раз.
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 30.06.2008 04:08

Бой в районе Эшинги

Ранним утром 2 апреля, объединенные группы «Куфут» Z1J (под командованием сержанта Д. Коха) и ZQ (командир – констебль Даффилд) выдвинулись к намибийско-ангольской границе. Перед ними была поставлена задача: обнаружить присутствие боевиков – предыдущим вечером пленный террорист показал, что как минимум несколько бойцов ПЛАН перешли границу.
Изображение
Z1SБоевик не солгал – около 10:00 следопыты обнаружили следы большой группы, по предположениям, от 50 до 70 человек. Следы вели на юг, от Маяка №29. Связавшись с участком, сержант Кох запросил о подкреплении, но поскольку другие группы «Куфут» аналогично были задействованы в подобных операциях практически по всей границе, то его попросили обойтись пока своими силами. Однако к 13:00 к Z1J и ZQ подтянулись другие патрули – ZL (под командованием сержанта Зили), ZF (сержант Герман Гробблер), Z4E (констебль Дром ван Руйен), Z4F (констебль Пит Нел), Z4H (констебль Бути Баденхорст) и Z1S. Всего боевой отряд теперь насчитывал около 30 машин.
Изображение
Технику распределили в две шеренги – в первой находились БТРы, оснащенные пулеметами «Браунинг» 50-го калибра и 20-мм пушками, во второй – машины с 7,62-мм пулеметами и вооруженные транспортники «Блесбок» и «Страндволф». Постепенно следопыты начали докладывать о появлении новых и новых следов – в итоге общая численность боевиков, по предварительным оценкам, хорошо перевалила за сотню. Через некоторое время преследования потребность в действиях следопытов отпала – следы были четко различимы, и по всему видать боевики даже не старались их скрыть.
Изображение
По пути полицейские опрашивали население краалей – в каждом местные жители подтверждали, что видели вооруженных партизан. Расходились только во временных оценках – одни считали, что террористы опережают полицию на 2 часа, другие – что на 3. Один из встревоженных жителей даже попытался отговорить полицейских – дескать, вас очень мало, а боевиков много, поворачивайте назад, и приводите больше полиции. Что характерно – большинство жителей делилось информацией совершенно добровольно, поскольку население устало от постоянных набегов боевиков.
Изображение
В 14:00 преследователи сделали перерыв – среди следопытов возник спор, по поводу того, куда направляются боевики. Дело в том, что следы начали внезапно расходиться в разных направлениях, что сбивало с толку даже опытных следопытов. Чтение следов не является наукой в полном смысле этого слова – это набор приемов, техник и навыков плюс опыт. Порой следопыт может выдавать потрясающе точные прогнозы, на основании едва заметных признаков. Порой же – при достаточно ясных следах и приметах – не прийти к какому-то решению. Именно это и случилось: следопыты спорили, насколько близко находится противник. Одни утверждали, что он совсем рядом, другие – что как минимум в паре часов хода.

Как раз время имело решающее значение – от этого зависело, вызывать ли вертолеты? Если боестолкновение было очевидным, то сигнал летчикам надо было подавать немедленно. С другой стороны если боевики значительно вырвались вперед, то в вертолетах особой нужды не было: понапрасну жечь горючее и расходовать летные часы – это непозволительная роскошь. На помощь спецназовцам спешила также группа ZU, с опытнейшим уорент-офицером Этти Хеттингом и констеблем Крисом Роне, но они находились примерно в 15 километрах от основной группы.

В итоге было принято решение замедлить преследование. Шеренги двинулись вперед, но через 50 метров опять остановились – один из следопытов группы ZF доложил своему командиру, Герману Гробблеру, что заметил какие-то подозрительные следы. Гробблер спрыгнул с грузовика и вдвоем вместе со следопытом обследовал участок. Выяснилось, что боевики по пути где-то успели реквизировать животных – полицейские пришли к выводу что для перевозки вооружения террористы приспособили ослов. Судя по следам копыт, животные были тяжело нагружены. Шеренга возобновила движение.

Еще через 50 метров БТР Гробблера продрался сквозь густой кустарник и выехал на прогалину - и практически лоб в лоб столкнулся с боевиком, который держал в руках РПГ-7.

«Куфут» на полном ходу влетел в засаду – на полицейских обрушился шквал огня. Били из всего: РПГ-7, РПГ-75, 60-мм и 81-мм минометов, винтовочных и противопехотных гранат. В первую же минуту боя из строя были выведено шесть машин, две из них загорелись.

Одной из них командовал уорент-офицер Эпаффа Ямбу из Z4F. Перед тем как покинуть загоревшийся автомобиль, он выбросил из него 60-мм миномет и боеприпасы. Отдав команду своей группе рассредоточиться, Ямбу расположил миномет рядом со своей машиной и начал методично обстреливать боевиков – что в итоге и определило судьбу боя.

Командиру Z4H Бути Баденхорсту не повезло – в его «Касспир» попало сразу несколько гранат. Баденхорст погиб сразу же, остальные члены экипажа были тяжело ранены. Еще одним подбитым БТРом командовал констебль Дэнни Фурье, командир ZH – он скончался от ран на следующий день в военном госпитале в Претории.
Изображение
«Касспир» констебля Кобуса Терона (Z4F) находился в первой линии атаки. Терон едва успел открыть огонь из своего «Браунинга» как в БТР попала граната – от удара его вбросило внутрь и осколком распороло бок. Секундой спустя, прилетела вторая граната, попав в двигатель, и машина остановилась. Всего в том бою в «Касспир» Терона попало 7 гранат. (Что интересно, механики сумели его восстановить и через 2 недели БТР опять встал в строй). Раненый Терон отдал приказ констеблю Мартину – он вел огонь из переднего 7,62-мм пулемета – чтобы тот перехватил Браунинг. Мартин успел дать из Браунинга две очереди, прежде чем сам был ранен – по иронии, как и Терон, в бок.
Изображение
Позже выяснилось, что ранен был весь экипаж – по счастью, большая часть полицейских, отделалась легкими ранениями. Через несколько минут к БТРу подлетел «Страндволф» с армейским медиком, капралом Бернардом Брумлупом, на борту. Наиболее тяжело раненых оттащили под деревья – остальные прикрывали медика огнем из автоматов, поскольку противник и не думал сдаваться, предпринимая даже попытки контратаковать и захватить машины.
Изображение
Над полем боя завис вызванный «Алуэтт» - к сожалению, по условиям мирного соглашения с него было снято вооружение, так что его можно было использовать только в качестве транспорта. На приземлившийся в стороне вертолет в спешном порядке погрузили тяжело раненых Терона и Мартина и обстреливаемый противником «Алуэтт» немедленно улетел на ближайшую базу. По пути пилот связался с землей, и к прибытию вертолета там уже под парами стояла «Пума» - чтобы срочно эвакуировать пострадавших в Ондангву.

ZFВ БТР Гробблера также угодила граната и «Касспир» встал. Гробблер инстинктивно открыл огонь из спаренного 7,62-мм пулемета по предполагаемым позициям противника. Подбитый БТР, тем не менее, не загорелся, подобно другим – взрывом, по всей видимости, перебило проводку. Однако попадание было настолько «удачным», что от взрыва пострадал весь экипаж – сержант Тетейко и констебль Канджала были убиты, сержанту Лайнусу оторвало ногу. Двоим полицейским осколки попали в глаза. Легко ранен был только сержант Мангала, механик-водитель – он вылез наверх и начал обстреливать боевиков из автомата. Ранен был и сам Гробблер – расстреляв половину ленты и переведя дух, он глянул вниз и увидел, что его правая нога чуть ниже колена держится чуть ли не на лохмотьях кожи.
Изображение
Бой все еще продолжался – и у Гробблера, как у командира группы были свои обязанности. Он умудрился опять забраться в башню и повел огонь из 20-мм пушки. Через несколько очередей подающую ленту заклинило – в нее попал кабель от радио. Гробблер бросил пушку и переместился за «спарку» - он продолжил обстрел короткими очередями, пока наконец патроны не закончились.

Когда наконец противник отступил, Гробблер сполз вниз и попросил Мангалу кинуть ему аптечку первой помощи. Сначала Гробблер попытался наложить жгут, но без особого успеха. Тогда он просто забинтовал рану.
ZF
В свое время Гробблер прошел медицинскую подготовку – что и вынудило его к принятию мучительного решения (позже хирурги в военном госпитале с этим согласились). Сержант понял, что ногу ему спасти, по всей видимости, не удастся – она была раздроблена, большая часть тканей и берцовой кости были уничтожены. Но при ампутации конечности, его шансы на спасение увеличивались.

Гробблер приказал своему констеблю передать ему нож. Констебль, понимая, что замыслил его командир, отказался. Однако Гробблер, человек жесткий, не привык к тому что его приказы оспариваются – он вытащил пистолет и предупредил, что в случае повторного отказа он просто пристрелит констебля.

ZLПоследний с неохотой снял нож с пояса и отдал командиру. И Гробблер хладнокровно ампутировал свою поврежденную ногу ниже колена. Остановив кровотечение, он крепко забинтовал обрубок, после чего поставил себе капельницу.

Тем временем другие группы продолжали заниматься уничтожением террористов. «Касспирам» удалось окружить предполагаемое ядро боевиков и сосредоточить огонь на этой площади. Через несколько минут боевики бросились врассыпную.

Прекратив обстрел, спецназовцы занялись поиском раненных и эвакуацией своих товарищей. Один из тяжело раненых террористов рассказал, что основная группа ПЛАН, числом более 100 бойцов, в которой он собственно и состоял, относилась к Дальневосточному подразделению СВАПО. Перейдя границу, отряд соединил силы с еще одной группой ПЛАН, «Альфа». Группировка как раз создавала временную базу, когда появились полицейские.
Изображение
На поле боя полиция обнаружила двадцать убитых боевиков. В числе трофеев, обнаруженных спецназовцами, были: 70 рюкзаков, 30 отстрелянных и 20 неотстрелянных РПГ-7, 80 противопехотных и 60 винтовочных гранат, 30 автоматов АК и 10 карабинов СКС.
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 30.06.2008 04:20

Автор: С.Коломнин
http://bratishka.ru/archiv/2007/2/2007_2_16.php

На протяжении почти беспрерывной 30-летней контрпартизанской войны, которую вели вооруженные силы и полиция ЮАР против чернокожих повстанцев в Южной Африке, были созданы особые подразделения, которые доказали свою исключительную эффективность. В частности, широкую известность получили батальон № 32 «Буффало» и разведгруппы коммандос (Reconnaissance commando — Recces). Не меньшей эффективностью при гораздо меньшей известности из-за своего особого статуса пользовался специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»).

Изображение

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

Используя опыт «Скаутов Селуса»

Специальное полицейское подразделение Юго-Западной Африки «Коевоет» (реже встречается другое его название — «Куфут»), по признанию специалистов, стало одним из самых эффективных антиповстанческих частей, созданных когда-либо в Африке. Сферой его ответственности были территории оккупированной ЮАР Намибии, примыкавшие к границам Анголы и Замбии. С начала 60-х годов ХХ века через них пролегали основные пути, по которым в Намибию проникали вооруженные повстанцы СВАПО. Огонь войны разгорелся в столице Намибии Виндхуке в 1959 году, когда во время демонстрации протеста против выдворения чернокожих горожан в сегрегационное поселение Кататура южноафриканской полицией были убиты 11 чернокожих намибийцев и более 50 человек ранено. Это событие послужило толчком к развертыванию национально-освободительного движения, которое возглавила Народная организация Юго-Западной Африки (СВАПО). Ее руководство заявило, что «у намибийцев нет иного выхода, как взяться за оружие и своими силами добиться независимости». 26 августа 1966 года силы СВАПО вступили в свой первый бой с подразделением южноафриканской полиции в Омгулумбаше, а в следующем месяце партизаны разрушили административный комплекс и проникли в районы сельскохозяйственных угодий белых фермеров у Хрутфонтейна.
Отряды СВАПО, основные базы которой располагались за рубежом в независимой Замбии (бывшей Северной Родезии) и Анголе (после 1975 года), для проникновения в Намибию использовали и анклав Каприви – узкую полоску земли на северо-востоке Намибии, граничащую с Анголой, Замбией и Ботсваной. Этим же путем пользовались и боевики вооруженных отрядов Африканского Национального Конгресса «Умконто ве сизве» (на языке зулу «Копье нации»). Поэтому ЮАР стала создавать специальные антиповстанческие отряды полиции в полосе Каприви и вдоль границы с Анголой, одним из которых и стал «Коевоет». Позднее в Западном Каприви была создана база специальных сил ЮАР Reconnaissance commando (Recces) Форт Доппис. На реке Замбези, по которой проходит граница с Замбией, были основаны «охранные» поселения и введен комендантский час. В целях подавления борьбы намибийцев был принят также «Закон о терроризме», под действие которого попадали все партизаны СВАПО и АНК.
С инициативой создания «Коевоета» выступил в 1979 году Ганс Дрейер, начальник службы безопасности Нахала. Дрейер имел солидный опыт противопартизанской войны, служил в родезийской SAS и был хорошо знаком с тактикой «Скаутов Селуса», действия которых отличались крайней эффективностью в борьбе против партизан ЗАНУ и ЗАПУ в период правления в Южной Родезии режима Яна Смита. Кроме того, Дрейер внимательно изучил деятельность специальных подразделений португальской колониальной армии в Анголе и Мозамбике, которые именовались «Flechas» («Стрелы») и были созданы португальцами для противодействия партизанам. При поддержке штаба специальных сил ВС ЮАР и руководства Reconnaissance commando (Recces) Дрейер направился в Намибию, где провел несколько месяцев, изучая обстановку и информацию, добытую у плененных бойцов СВАПО.
Первые рекруты подразделения, предназначенного для борьбы с партизанами, были в основном чернокожими полицейскими из состава полицейских формирований Юго-Западной Африки, которые привлекались к выполнению вспомогательных задач в Намибии. В дальнейшем набор производился и среди членов ангольских группировок УНИТА и ФНЛА, сотрудничавших с южноафриканцами, а также из числа бывших партизан СВАПО, «скомпрометированных полицией и принужденных к сотрудничеству». Офицерами назначались только опытные сотрудники южноафриканской полиции и бывшие родезийские военнослужащие, служившие в SAS и «Скаутах Селуса»
До мая 1985 года «Коевоет» подчинялся непосредственно комиссару (начальнику) южноафриканской полиции генералу Иохапу Коэтце. Именно он проявил интерес к деятельности «Коевоета» и дал зеленый свет его операциям в Намибии. В мае 1985 года контроль над «Коевоетом» номинально был передан полиции Намибии, и он получил статус официального «отряда по борьбе с партизанами». К середине 80-х годов «Коевоет» насчитывал около тысячи бойцов и состоял из трех подразделений, базирующихся в районах Каоколэнде, Овамбо и Каванго соответственно. Штаб располагался в Ошакати (Овамбо). Подразделения и группы отряда по мере необходимости могли перебрасываться в любой район Намибии.

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

Изображение
«Литерное» подразделение

Свое название «Коевоет» получил по кодовому имени (литеры) операции, которую он начал проводить в обстановке строгой секретности в июне 1979 года на территории Намибии. Операции «в целях предотвращения утечки информации» был присвоен индекс «К». Начиналась она как обычная полицейская акция в намибийском районе Овамбо. В состав первой группы отряда вошли 10 полицейских, как чернокожих, так и белых, и 64 местных чернокожих констебля, набранных на месте. Первоначально основной замысел операции «К» носил чисто разведывательный характер. Ее целью стал оперативный сбор и передача любой информации, которая могла быть использована в интересах борьбы с «террористами» (опросы населения, данные агентуры, обнаружение следов прохода через контрольно-следовые полосы и заграждения из колючей проволоки на границе и т.д.). Вначале это маленькое «литерное» подразделение занималась только разведкой и слежкой за подозрительными лицами, но постепенно ему стали поручаться задачи, связанные с уничтожением и пленением повстанцев. Увеличилась и численность отряда, и эффективность его действий. По официальным данным, только в течение 1980 года подразделение «К» уничтожило 511 повстанцев, потеряв погибшими всего 12 человек.
К середине этого года название «Коевоет» стало уже широко известно «по обе стороны фронта».
К началу 80-х годов XX века тактика «Коевоета» стала эволюционировать: подразделение «К» было оснащено несколькими бронетранспортерами «Хиппо», обретя тем самым «собственную огневую мощь». Позже они были заменены на более современные БТР «Касспир», разработанные в ЮАР конце 70-х годов ХХ века. Конструкция этой боевой машины позволяла эффективно использовать ее в условиях саванны и пустыни. Достаточно большой клиренс, мощные пулестойкие колеса и V-образная форма бронированного днища обеспечивали очень высокую степень защиты от взрывов мин, которые стали настоящим бичом для южноафриканцев в Намибии. Тяговитый шестицилиндровый дизельный двигатель размещался в передней части и был прикрыт 6-мм бронелистами. В закрытой бронированной кабине находились командир и водитель. В бронированном по бокам, но открытом сверху боевом отделении свободно размещались 12 солдат с полным снаряжением. На крыше кабины обычно устанавливался крупнокалиберный пулемет. Кроме того, два-три пулемета устанавливались по бортам боевого отделения. Очень часто БТР вооружались трофейными пулеметами советского производства: «ПК», «ПКМ», тяжелыми пулеметами «КПВТ» и даже 23-мм автоматическими пушками. Еще одним отличительным признаком БТР «Касспир», кроме корпуса необычной формы, стали большие окна из пуленепробиваемого стекла, «прорезанные» в бортах корпуса. Всего, по данным южноафриканской печати, было построено около 2000 БТР «Касспир», которые поступили на вооружение сухопутных войск, полиции ЮАР и полицейских сил Намибии.
Кроме «Касспира» «Коевоет» успешно применял и БТР «Буффель». Эта машина имела смещенную кабину водителя, окна которой были выполнены из пуленепробиваемого стекла. Несмотря на то, что башенка кабины отделена от кузова, она была жестко с ним связана, образуя единый конструктивно интегрированный блок, защищенный от детонации мин. Машина выдерживала взрыв под любым колесом (с небольшим интервалом) до двух противотанковых мин ТМ-57 советского производства. В случае необходимости в течение 40 минут поврежденные колеса менялись на запасные. Остекление и бронирование кабины и кузова надежно защищало от пуль стрелкового оружия винтовочного калибра и осколков снарядов. За одноместной кабиной у «Буффеля» был расположен открытый сверху кузов, высота бортов которого соответствует уровню глаз сидящих солдат. Кузов БТР рассчитан на перевозку десяти солдат с полным снаряжением. Над кабиной и в задней части кузова устанавливались пулеметы.

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

Изображение
«Свобода и быстрота в передвижении»

Основной боевой тактической единицей отряда стала механизированная группа, обычно состоящая из четырех бронетранспортеров «Касспир» или «Буффель», в каждом из которых размещалось отделение в 10 человек, грузовой автомашины и бензовоза. По существу, эти подразделения объединяли в себе возможности разведывательной группы с тактикой моторизованной пехоты и могли действовать в отрыве от основных сил, направлялись в саванну «на неделю или более патрулировать и охотиться за партизанами». По численности группа соответствовала взводу и могла наращиваться по мере необходимости. В каждой боевой группе выделялась специальная команда, которая решала задачи разведки, прикрытия, а также выполнения «особых миссий». При более длительной работе в отрыве от базы снабжение осуществлялось вертолетами ВВС ЮАР «Пума». Связь с базой осуществлялась по радио специальным кодом.
Своим успехом «Коевоет», помимо высокой подготовки личного состава, обязан прежде всего тактике действий этих подвижных групп. За каждым подразделением отряда обычно закреплялась своя зона ответственности. Штаб осуществлял оценку общей обстановки в контролируемом районе и ставил задачи боевым группам, которые покидали свои районы ответственности только в случае острой необходимости. По оценке командования отряда, «ключевым моментом в тактике боевых групп «Коевоета» были свобода и быстрота в передвижении и принятии решений, отсутствие четкой привязки к местности, которые обычно наблюдаются в армии, когда действовать приходится поротно, побатальонно и т.д.)».
Как правило, бойцы «Коевоета» вели бой прямо с бронетранспортеров. Получив данные разведки или визуально выследив очередную группу партизан в саванне, они немедленно вступали в огневой контакт. Скорость хода БТРа, его проходимость, высокая мино- и пулезащищенность позволяли бойцам быстро настигать отряды или одиночных повстанцев, окружать и уничтожать их. В случае необходимости часть бойцов спешивалась и продолжала преследование боевиков на местности. Высота БТР «Касспир» и «Буффель», которая в условиях обычного боя была бы недостатком (боевые машины со слишком высоким профилем легко поразить артиллерией), позволяла надежно обозревать местность и прикрывать пешие группы с тыла и флангов пулеметным огнем. Интересно отметить, что до появления подобной тактики действий командование полицейских сил ЮАР в Намибии считало, что бронемашины нельзя широко применять в антиповстанческих операциях. Решающая роль отводилась авиации и специальным отрядам, действующим на лошадях и мотоциклах. Однако успешные действия механизированных групп «Коевоета» против повстанцев СВАПО, вооруженных легким стрелковым оружием, доказали эффективность новой тактики.
В состав боевых групп «Коевоета» обычно входили следопыты – особая категория военнослужащих, как правило, представителей местных племен, которые по едва заметным признакам на местности быстро определяли, кто, в каком количестве и в каком направлении прошел на данном участке саванны. Примятая трава, сломанные ветки, брошенные предметы, остатки костра, другие следы жизнедеятельности людей и десятки других признаков позволяли охотникам-следопытам успешно выслеживать партизан.
Кроме того, как утверждало командование полицейских сил Намибии, подразделение «К» «успешно практиковало стиль, который создавал атмосферу если не дружбы, то нейтралитета среди местного населения». Сотрудники «Коевоета» периодически прибегали к кампаниям «по завоеванию умов и сердец» местных жителей. Эти мероприятия проводились в рамках т.н. «стратегии Бофра». Идеи французского теоретика Андре Бофра занимали существенное место в программах военно-учебных заведений ЮАР, в том числе в программе Объединенного военного колледжа, основного командно-штабного учебного заведения армии, из которого вышли многие командиры южноафриканского спецназа. Бофр существенное внимание уделял «непрямым» формам противоповстанческой борьбы, т.е. тому, «что можно отнести к социально-политической сфере». «Именно там, а не на полях сражений», по мнению Бофра, следовало искать пути к успеху в контрпартизанской войне. Идеи, утверждал он, «гораздо важнее, чем оружие». Этот факт дал основание некоторым исследователям утверждать, «что стратегия, проводимая южноафриканскими вооруженными силами в тот период, является во многих отношениях детищем Бофра, особенно в контексте контрреволюционной деятельности, которая существовала в ЮАР».
По оценкам полиции Намибии, сочетание успешной противопартизанской тактики с кампаниями по завоеванию умов и сердец местного населения позволило «Коевоету» достичь высокой эффективности в борьбе с повстанцами. Так, к концу 1989 года подразделением было уничтожено около 3900 повстанцев и взято в плен большое количество партизан. Собственные же потери подразделения составили 167 человек.

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

Изображение
Насилие перевесило чашу весов

Однако по мере разрастания партизанской войны в Намибии сотрудники «Коевоета» стали «все больше уделять внимания полям сражений, забыв про противостояние идей». Как и специальный 32-й батальон «Буффало», действовавший в южной Анголе, «Коевоет» стал объектом обвинений руководства СВАПО «в тотальном мародерстве и насилии». Связанная со СВАПО пресса «обвинила всех участников полицейской операции «К» в Овамбо во всех существующих грехах». Однако южноафриканцы, отвечая на эти обвинения, подчеркивали, что их причина кроется в большой эффективности противопартизанских действий «Коевоета». Тем не менее в 1980 году СВАПО опубликовала добытый ее агентурой секретный документ ВС ЮАР, содержащий список из 50 лиц, убитых спецназовцами «Коевоета». Позже стало известно, что от рук сотрудников «Коевоета» погибли несколько известных намибийцев, считавшихся сторонниками СВАПО. Они были застрелены ночью в своих домах. Южноафриканское командование заявило, что «все эти люди были убиты партизанами СВАПО». В принципе это была обычная тактика действий «Коевоета»: переложить ответственность на противоположную сторону. В ЮАР и Намибии широко распространено мнение, что члены отряда ответственны за организацию взрыва англиканской семинарии в Ониипе и типографии евангелистской церкви в Овамбо-Каванго, которая печатала одну из немногих намибийских газет на местном языке. Хотя оба эти учреждения симпатизировали СВАПО и имелись неоспоримые доказательства, что здесь приложило руку «Коевоет», командование ВС ЮАР возложило вину за эти теракты на намибийских повстанцев.
Скандал вокруг действий подразделения «Коевоет» попал на страницы газет ЮАР. В 1983 году несколько человек из состава отряда были отданы под суд по обвинению в убийствах и других серьезных преступлениях. Именно во время этого судебного процесса общественность ЮАР впервые узнала о наличии в составе полиции Намибии такого специального подразделения. Ранее само существование «Коевоета» было окружено плотной завесой тайны. Несмотря на то, что на суде были предъявлены доказательства убийств, командование подразделения выступило в защиту своих подчиненных. Впоследствии, в конце 1983 года, состоялись еще четыре судебных процесса, которые повлекли за собой новые разоблачения жестокости полицейских «Коевоета».
В январе 1984 года после опубликования всех этих фактов и под тяжестью обвинений, выдвинутых делегациями церквей Намибии и других политических групп, полиция рассекретила информацию о деятельности формирования. Признавая, что подразделение действует с «холодным расчетом и очень безжалостно», руководство полиции настаивало на том, что «в нем поддерживается крепкая дисциплина и оно пользуется поддержкой местного населения». В следующем, 1985 году стали известны некоторые другие негативные подробности о деятельности «Коевоета» и его методах. Однако это не остановило руководство подразделения.
В июне 1985 года в Намибии властями ЮАР был создан новый «орган национального управления» — т.н. «переходное правительство», в которое вошли представители шести мелких партий — участниц многопартийной конференции. В Виндхуке состоялись массовые демонстрации протеста против подобного решения проблемы. Для усмирения демонстрантов были брошены силы «Коевоета», которые жестоко разогнали протестующих.
В конце 80-х годов XX века, когда стало ясно, что «ЮАР вот-вот освободится от бремени Юго-Западной Африки» и Намибия в соответствии с решениями ООН получит независимость, южноафриканцам пришлось расформировать «Коевоет». Многие бойцы отряда, опасаясь преследований, выехали в ЮАР. Часть из них покинула военную службу. Однако некоторые продолжили ее, поступив в специальные «разведывательные полки», формировавшиеся в бантустанах по примеру Recces, а другие — в подразделения полиции ЮАР. Были и такие, которые после соответствующего отборочного курса были приняты в элитную 44-ю воздушно-десантную бригаду ВС ЮАР.
Обвинения «Коевоета» в жестокости и даже убийствах, безусловно, имели под собой основания. Это уникальное подразделение, почти целиком состоящее из чернокожих, погубил явный крен в сторону насилия. Сегодня в ЮАР и Намибии, где у власти находятся представители партий АНК и СВАПО, слово «Коевоет» под запретом: оно напоминает о кровавых событиях тех лет. Однако нельзя не признать, что тактика действий механизированных групп отряда в условиях саванны и пустыни была чрезвычайно эффективной. Об этом свидетельствуют и советские военные советники, обучавшие партизан СВАПО на территории Анголы. Один из них рассказывал автору материала, что в середине 80-х годов из лагерей СВАПО в Анголе к руководству СССР одна за другой стали поступать настойчивые просьбы оснастить вооруженные отряды СВАПО не только легким стрелковым оружием, но и советскими БТР 60ПБ и даже ПТУРСами «Малютка». Президент СВАПО Сэм Нуйома мотивировал эти просьбы тем, что «его бойцам никак не удается совладать с фашистами «Коевоета», которые гоняют его бойцов по саванне, как бродячих собак».
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Pastor
Pastor

Сообщения: 2763
Зарегистрирован: 22.04.2003
Откуда: Питер-Москва, далее везде
Команда: Rhodesian Light Infantry
В игре: с 2002 года
Сообщение Pastor » 30.06.2008 04:23

http://uk.geocities.com/sadf_history1/ow.html

Девятидневняя война - воспоминания на английском
"Дайте мне британцев, и я переверну земной шар! А если мне дадут ещё и голландцев, то я его и на ... проверчу"! (с) (Открытие 2012)
Изображение
Вернуться к началу
Показать сообщения за:   


Вернуться в Вооруженные силы Африканских Стран

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron